Он с «Пролетария»
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Он с «Пролетария»

Рассказ моряка о трагедии, разыгравшейся в Баренцевом море в декабре 1944 г.

Имя этого человека, написанное мелким почерком на небольшом пожелтевшем листке бумаги, поначалу не привлекло к себе особого внимания. В коллекции документов ветеранов Великой Отечест­венной войны, сбором которой зани­мается областной государственный архив, часто попадаются подобные бумаги с черновыми набросками разных. сообщений, не представляющих особого интереса для историков. Но на этом листке стояло слово, которое невольно заставило вздрогнуть и за­держать в руках документ.

Читаю вновь: «Александр Ивано­вич Хухрин. Судно «Пролетарий». Работает в рыбном порту»...

Мысли невольно бегут назад, к тем далеким, страшным сороковым годам, о которых мы, молодое поколение, знаем, к счастью, лишь по книгам, фильмам да еще архивным докумен­там.

В начале войны основная часть судов Мурманского морского пароходства была мобилизована и передана Северному флоту. У причалов остались лишь суда, перед которыми бы­ла поставлена задача: обеспечить военные перевозки для фронта. Была проделана огромная работа по военизации флота. В его состав вошел и пароход «Пролетарий», по тем временам судно довольно большое, во­доизмещением 1200-1300 тонн. Он доставлял боеприпасы, продовольст­вие и другие грузы к местам боевых действий. Ходили и в пролив Маточкин Шар, на Новую Землю, в Архангельск, но чаще всего «Про­летарий» брал курс на Рыбачий. Фашисты знали это судно. Почти ка­ждый его рейс сопровождался налета­ми вражеской авиации и артобстре­лами врага с южного побережья Мо­товского залива.

Известно, что в мае 1943 года переплавляя лес для блиндажей «Пролетарий» попал под бомбежку, был сильно поврежден и затонул у причалов Порт-Владимира. Через три месяца судно было поднято со дна моря, отремонтировано и вновь продолжало свои героические рейсы к местам боев. Как известно, в октябре - ноябре 1944 года немецко-фашист­ские войска в Заполярье были раз­громлены. Но в море продолжали пи­ратствовать подводные лодки врага.

...Трагедия произошла холодным декабрьским утром 1944 года. 3 де­кабря «Пролетарий» вышел из Мур­манска в Линахамари. Прибыв к месту назначения и разгрузившись, «Пролетарий» в составе каравана из трех судов взял курс на Мурманск. Было это в ночь на 5 декабря 1944 года. В 6.30 утра судно было торпе­дировано и в течение нескольких ми­нут затонуло.

Известно, что несколько человек спаслись. Кто они? Живы ли сейчас?

И вдруг это имя...

Справившись с волнением, звоню в отдел кадров Мурманского рыбного порта. Отвечают: «Да, Хухрин Алек­сандр Иванович работал у нас, недав­но ушел на пенсию»... И дают его домашний адрес и телефон.

Долгое время не могу позво­нить, чувствую, что не смогу затронуть эту тему, не смогу вернуть человека к тем далеким роковым событиям. Да и нужно ли бередить за­рубцевавшуюся рану? Ведь прошло столько лет...

И вот я стою перед дверью, не сра­зу решаясь нажать на кнопку звонка. Меня встречает худощавый, улыбаю­щийся Александр Иванович, в кото­ром очень трудно признать пенсионе­ра. Никак не вяжется с его возрастом моложавый и бодрый вид. Не могу скрыть своего удивления.

Разговор завязался как-то сам со­бой. Говорили обо всем, но больше всего об охоте. Оказывается, Алек­сандр Иванович прекрасный охотник, с первого выстрела бьет зайца, не­смотря на полученную еще в детст­ве травму глаза.

Охотно рассказывает о себе.

Из-за этой травмы, полученной еще в 16 лет, и не взяли Александра, архангельского паренька, на фронт. В конце 1941 года направили на оборонительные работы. В марте со­рок второго Александр Иванович Хух­рин в составе рабочего батальона в Архангельском порту разгружает су­да. Работает в полную силу, без сна и отдыха, но сердце рвется на фронт.

20 августа 1942 года Александр Иванович Хухрин в числе тех, кто сделал два шага вперед после при­зыва: «На флоте не хватает людей, нужны люди...» Он сделал их, эти два шага.

Так вот и попал Александр Ивано­вич Хухрин на пароход «Пролетарий» в декабре 1942 года.

Александр Иванович рассказывает о рейсах «Пролетария», а я все не решаюсь спросить его о самом глав­ном, о той страшной трагедии. Нако­нец задаю ему этот самый главный, самый мучительный для нас обоих вопрос. Он замолкает, и я вижу, что ему трудно справиться с волнением. Наконец он начинает говорить:

Это произошло утром 5 декабря 1944 года, примерно в половине седьмого. После выполне­ния очередного задания возвращались из Линахамари в Мурманск. Шли караваном в три судна: «Спартак», «Селенга» и «Пролетарий». Сопро­вождали нас три «морских охотника». На борту «Пролетария» находилось 33 члена экипажа, 10 военных моря­ков и 13 солдат - пассажиров. В со­ставе экипажа 5 женщин и 3 юнги. В районе Цып-Наволока, около полуост­рова Рыбачий, пароход «Пролетарий» был торпедирован немецкой подвод­ной лодкой. Торпеда попала в носо­вую часть левого борта, и судно, пе­реломившись пополам, затонуло в те­чение трех минут.

Мне и моему напарнику Старховскому Николаю, он тоже был кочега­ром, удалось выбежать через машин­ное отделение на палубу. У рабочей шлюпки увидел много народа. Но, спущенная на воду, она переверну­лась и ушла под воду вместе с на­ходившимися в ней людьми...

Александр Иванович замолкает.

Вижу, что ему трудно справиться с охватившим его волнением. Долго молчит. Чувствую, что он сейчас да­леко от меня, в том холодном страш­ном декабре, вновь стоит на палубе тонущего корабля, вновь видит ги­бель своих товарищей.

Через некоторое время Александр Иванович продолжает свой рассказ, и я узнаю все подробности разыграв­шейся трагедии.

...Времени на раздумья не остава­лось: корма судна высоко поднялась, оно уходило под воду. Выпрыгнул за борт, ушел глубоко в воду. Когда всплыл на поверхность, увидел на во­де какой-то предмет, решил плыть к нему. Казалось, что не плыл, а шел по воде, настолько она была холод­ной. Когда приблизился к этому пред­мету, оказалось, что это была шлюп­ка, в которой сидели два покрытых ледяным панцирем человека. Помочь Хухрину они были не в состоянии.

Собрав все силы, Александр Ива­нович перевернулся через борт в шлюпку. Тело, моментально покрыв­шееся ледяным панцирем, отказыва­лось повиноваться, но мозг продол­жал работать. Знал Александр Ива­нович, что спасение его в движении. Схватив оказавшееся в шлюпке весло, стал лихорадочно грести, не зная ку­да, втаскивая по пути в шлюпку ока­завшихся поблизости товарищей. Та­ким образом, спас пять человек.

Из катеров сопровождения только один МО-426 подбирал державшихся на воде людей, остальные два катера забрасывали глубинными бомбами обнаруженную подводную лодку вра­га.

Через некоторое время подошед­ший катер взял на борт находивших­ся в шлюпке людей.

Из 33 членов экипажа спаслись только 13 человек, из них - чудом оставшиеся в живых радистка Заха­рова и юнга Женя Сказываев. Из 10 военных моряков и 13 солдат, на­ходившихся на судне, спаслись лишь 5 человек...

После госпиталя Александр Хухрин возвращается в строй, в ставшее для него родным Мурман­ское морское пароходство. На судне «Сосновец» продолжает ходить по следам «Пролетария». На этом судне он и встретил столь долгожданный для нашего народа День Победы.

Не смог уже Александр Иванович порвать с морем, поглотившим холодным декабрьским утром 1944 года его боевых товарищей. Знал, что должен исполнить свой долг перед ни­ми, оставшимися навсегда живыми в его памяти.

33 года на флоте, из них 15 лет - старший механик на танкере «Тимонец» Мурманского рыбного порта. Много благодарностей, Почетных гра­мот и поощрений.

Среди наград - орден Отечествен­ной войны II степени, медаль «За оборону Советского Заполярья». Все это как нельзя лучше говорит о том, что свой долг перед погибшими то­варищами моряк выполнил с честью.

Сейчас Александр Иванович Хух­рин на заслуженном отдыхе, но любовь к морю он сумел привить своим сыновьям, достойно сменившим отца на долголетнем трудном посту. Стар­ший, Валентин, вот уже несколько лет ходит в море на судах «Мурманрыбпрома». А младший, Сергей, закончив высшее мореходное учили­ще, также ходит в море механиком в Мурманском траловом флоте. Дина­стия моряков продолжает жить.

Каждый год 9 мая от причалов Мурманского морского пароходства отходит судно, которое, выйдя из Коль­ского залива, берет курс в Мотовский залив. Оно совершает традиционный рейс к месту гибели парохода «Пролетарий»

Выйдя в указанные координаты, судно замедляет ход. И ложатся на воду венки из живых цветов.

...В скорбном молчании склонили головы ветераны. Среди них Алек­сандр Иванович Хухрин - один из тех, кто остался в живых после тра­гической гибели «Пролетария». Он смотрит на качающиеся на волнах цветы, и перед ним возникают как живые, лица погибших товарищей.

Вспомним их и мы с вами, почтим их память.

Вот их имена:

капитан П. Г. Ижмяков, старший помощник капитана С. С. Воронцов, второй помощник В. В. Цинцадзе, третий помощник А. И. Никулин, старший механик Н. II. Кукаренко, машинисты I и II класса Л. А. Телятьев и В. Н. Семенов, матросы I клас­са В. С. Попов, В. В. Брехов, Б. Н. Наборский, кочегары I и II класса Г. Д. Захаров, М. И. Шадрин, Э. М. Лебедев, А. П. Некрасов, повар А. Г. Арсетская, буфетчица О. Я. Вагано­ва, дневальная Е. И. Казанская, кам- бузница Г. Н. Большакова, юнги Ва­ня Тюричсв и Вильям Юдин.

Г. КЛОЧКОВА

Старший археограф Государственного архива Мур­манской области.

Опубликовано в газете «Рыбный Мурман», 8 мая 1987 г.