Они спасали раненых воинов
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Они спасали раненых воинов.

 

Наивысшая, благородней­шая задача ветеранов - пе­редать молодым поколениям правду о Великой Отечест­венной войне. Этим и зани­маются сотрудники Государ­ственного архива Мурман­ской области: они создают фонд документов ветеранов войны.

Неоднократно обращались мы со страниц областных газет, по радио, в телепере­дачах к северянам с прось­бой передать в госархив письма фронтовиков, другие реликвии, что хранятся в семьях, соприкоснувшихся с войной, чтобы все они ста­ли достоянием грядущих по­колений, истории.

На наши призывы отклик­нулись уже многие ветера­ны, родные и близкие уча­стников войны. Среди них и Абрам Гесселевич Коган - бывший начальник эвакогос­питаля № 1022. Он при­слал нам свои воспомина­ния о работе госпиталя.

Госпиталь № 1022 раз­вертывался в Кандалакш­ском районе, в тогдашнем поселке Нива-2, на базе местной больницы.

На Кандалакшском на­правлении летом и осенью 1941 года шли тяжелые бои, число раненых росло. Гос­питаль, которого, по сути еще не было, не готов был их принять. Поэтому впер­вые дни творилось что-то невообразимое: во дворе со­биралась длиннющая оче­редь раненых.

Положение осложнялось тем, что под госпиталь было занято 22 дома, разбросан­ных на протяжении двух ки­лометров. Не хватало мед­сестер и санитарок. А ра­неных становилось все боль­ше и больше. Поступать они стали не по одному и не по два вагона, а целыми поез­дами по 300-400 человек сразу. Но даже в этих тяже­лых условиях нехватки вра­чей и среднего медперсона­ла, перевязочных средств и медикаментов формирование госпиталя в основном было закончено к концу сентября. Работа пошла без срывов.

С особой теплотой вспоми­нает начальник госпиталя о враче Алексее Галактионо­виче Кротове. До войны в Ленинграде он занимался физиотерапией. Здесь, в гос­питале, открыл физиотера­певтическое отделение. А вскоре по его инициативе стало применяться грязеле­чение.

Случилось это так. Про­ходя однажды по берегу Кандалакшского залива, Кротов обратил внимание на особый специфический за­пах прибрежной почвы. По­мял он эту грязь в руке, по­нюхал, и пришла ему в голову мысль использовать ее в лечебных целях. Провери­ли грязь в лаборатории: ока­залась целебной. Наладили грязелечение. Оно давало хорошие результаты, способ­ствовало быстрейшему вы­здоровлению бойцов.

Врач Розалия Андроновна Кац организовала в гос­питале клиническую лабора­торию. Буквально на пустом месте. Аппаратуру и реак­тивы собирали по крохам.

В 1941 году, за четыре с половиной месяца войны, через госпиталь прошло больше четырех тысяч ра­неных и больных. 60 про­центов бойцов выздоровели, вернулись на передовую. Четвертая часть раненых была отправлена в тыл для дальнейшего лечений. Умер­ло за это время только трое. Это говорит о высо­кой эффективности лечения раненых воинов.

В начале 1942 года при­шел приказ передислоциро­ваться из поселка Нива-2 в поселок Нива-3. Коллекти­ву предстояла более слож­ная работа - лечить, об­служивать тяжелораненых. Нужно было незамедлитель­но приступить к обучению медсестер, врачей, санита­рок, открыть специально оборудованные операцион­ные комнаты, перевязочные.

Старшим хирургом госпи­таля стал военврач первого ранга Яков Моисеевич Писарницкий, в прошлом пре­подаватель кафедры ортопе­дии и травматологии Воен­но-медицинской академии, большой специалист в области тяжелых ранений опорно-двигательного аппара­та. Как много сделал этот замечательный человек! Он занимался оборудованием перевязочных, учил врачей, медсестер, санитарок.

За короткий срок врачи и медсестры овладели нуж­ными знаниями, приемами лечения, а санитары научи­лись ухаживать за тяжело­ранеными. Быстро овладели мастерством наложения гип­совых повязок Потапкова, Карпова, Гамаюнова, Ивано­ва, Поспелова. Четко рабо­тали медсестры Чуракова, Кузьмина, Беляева. Появи­лись свои методисты по ле­чебной физкультуре: Ещен­ко, Поддобрый, Акилова, Дьячкова, Коврякова.

В госпитале открыли от­деление для лечения боль­ных с пораженными, омерт­вевшими тканями. Его воз­главил хирург В. Л. Мцхветадзе. Ординатором у него была недавно закончившая Ленинградский мединститут, хирург Софья Израилевна Фишман. Благодаря их уси­лиям значительно снизилось число ампутаций конечнос­тей, смертность среди анаэ­робных больных.

Врачи Я. М. Писарницкий, Н. Д. Бучкина, П. И. Астапина, В. Р. Иоффе, М. С. Залева делали все возможное, чтобы вернуть раненых в строй. Из числа 12 тысяч тяжелораненых и больных в действующую ар­мию вернулось 7520 бой­цов.

- Однажды в наш госпи­таль привезли группу пар­тизан, - вспоминает А. Г. Коган. - Увидев их в при­емном покое, я был глубо­ко потрясен. Мужчины и женщины были оборваны, с изможденными лицами, обезумевшими глазами, изму­ченные до крайности: им очень долго пришлось про­быть во вражеском тылу. Запас продуктов у них дав­но закончился, и они голо­дали.

Партизан поместили в от­дельные палаты. Медсестры и врачи не оставляли бой­цов ни на минуту без на­блюдения.

Партизаны рассказывали сотрудникам госпиталя о своем житье-бытье, боевых действиях. Их рассказы за­жгли сердца наших комсо­молок. И пять девушек - Лена Степанова. Шура Зай­кова, Феня Архипова, Кла­ва Краснолобова, Соня Куз­нецова - ушли в партизан­ский отряд. Все они приня­ли активное участие в боях и походах. Все награждены орденами и медалями.

Трагически оборвалась жизнь Лены Степановой. Окруженная большой груп­пой фашистов, она отстре­ливалась до последнего пат­рона. Потом подорвала себя гранатой. Осталась инвали­дом Феня Архипова.

За самоотверженный труд по спасению раненых и боль­ных воинов старший хирург госпиталя Яков Моисеевич Писарницкий, хирурги Вла­димир Леонтьевич Мцхветадзе, Алексей Галактионо­вич Кротов были награжде­ны орденами Красной Звез­ды, комсорг Женя Союхина, медсестра Наталья Захаро­ва, старшая медсестра Клава Морозова и операционная сестра Лиза Карпова - ме­далями «За боевые заслуги».

Позднее в госпитале ор­ганизовали производствен­но-лечебные мастерские: по­шивочную, сапожную, сто­лярную, слесарную.

Сохранилась интересная газетная заметка. «На тер­ритории госпиталя, где на­чальником майор медицин­ской службы тов. Коган, нет ни одного мало-мальски при­годного участка земли, ко­торый не был бы возделан под огород. Личный состав госпиталя с большим энту­зиазмом взялся за это дело, стараясь предоставить ране­ным и больным как можно больше свежих овощей...»

Следуя примеру прослав­ленного патриота, тамбов­ского колхозника Ферапон­та Петровича Головатого, сотрудники госпиталя собра­ли 85 тысяч рублей на строительство танковой ко­лонны «Полярник».

За два года войны госпи­таль принял свыше 21 ты­сячи раненых и больных. В строй действующей армии было возвращено почти 15 тысяч человек.

Мы будем рады, если этот небольшой рассказ об исто­рии госпиталя № 1022 про­должат те, чьи имена здесь названы. Может, напишут нам и солдаты, лечившиеся в этом госпитале, встретив­шие День Победы.

Давайте заполним еще одну страницу летописи на­родного подвига.

 

Л. СМАЛЕНЧУК

Старший археограф Государственного архива Мурманской области.

 

Опубликовано в газете «Полярная правда», 26 января 1989 г.