Териберка в годы Великой Отечественной войны
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

 

Териберка в годы Великой Отечественной войны.

Териберка это село в северо-восточной части Кольского полуострова, на побережье Баренцева моря. Располагается в 127 км от Мурманска на берегу одноименной реки. В настоящий момент входит в состав Кольского района. Известно как рыбацкое становище с XVI в. В конце 1920‑х годов здесь был организован первый рыболовецкий колхоз им. К. Е. Ворошилова, имевший кроме рыболовецких шняк[1] свою молочно-товарную ферму и оленье стадо. С 1 августа 1927 г. и до 1960 г. Териберка была центром Териберского района. К 1 января 1941 года численность населения Териберки составляла 2800 человек.[2]

Великая Отечественная война поставила перед жителями Териберки сложные задачи. Единство фронта и тыла как важнейшее условие победы в войне означало, в том числе и подготовку людских ресурсов - всеобщее военное обучение. Выполняя постановление Государственного комитета обороны о всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР районный комитет ВКП(б) провел мероприятия по организации военного обучения жителей. В информационной записке зав. военным отделом райкома Крылова говорится, что 151 человек прошел 110-часовую программу военной подготовки, подавляющее большинство бойцов всевобуча сдали зачеты на «хорошо» и «отлично». Также были подготовлены 296 значкистов ПВХО[3] первой ступени. В программу военного обучения планировали включить технику ходьбы на лыжах в любое время суток по пересеченной местности, получения специальностей пулеметчик, минометчик.[4]

В протоколе № 59 заседания Териберского райкома ВКП(б) от 11 сентября 1941 года указывается, что в целях повышения качества обучения отрядов народного ополчения по группам был составлен план занятий на каждый месяц. Занятия проходили регулярно по 3 часа в день, строго по плану. В результате проверочно-тактические занятия 31 июля 1941 года показали высокую усвояемость знаний. Также была подготовлена санитарная дружина из сдавших нормы ГСО[5] 1-й ступени, по программе 2-й ступени организованы дополнительные группы санитарных дружин, охватывающих все население.[6]

За военный период селяне отработали 1900 человеко-дней на оборонных работах. Необходимо отметить, что профсоюзными и хозяйственными организациями была проделана большая работа по оказанию помощи семьям красноармейцев, например, выдано единовременных пособий на общую сумму 2250 рублей, кроме этого оказывали хозяйственную помощь.

В августе 1942 года в Териберке из 30 ответственных работников создан истребительный взвод. Все указания по обучению истребительного взвода шли из управления НКВД Мурманской области. Имелись контрольные задания по военному обучению стрелковых кадров для Красной Армии организациями Осоавиахима, утвержденные Обкомом ВКП(б). [7]

В докладной записке от инструктора штаба истребительных батальонов УНКВД МО[8] младшего лейтенанта милиции Журавлева Врио начальника штаба истребительных батальонов УНКВД Мурманской области капитану госбезопасности Воронцову говорится о том, что на 3 апреля 1944 года в истребительном отряде числилось 27 человек. Отрядом проводилось патрулирование местности, проверка документов у населения и облавы. В Териберском районе к марту 1944 года были организованы 2 группы содействия: первая группа в поселке Гаврилово численностью 8 человек, вторая группа в Териберке численностью 5 человек. Весь личный состав групп содействия создан преимущественно из оленеводов и охотников. Контроль за условиями хранения и исправным состоянием винтовок системы «Маузер» осуществлялось погранполком. В документе указывается, что младший лейтенант милиции Журавлев провел 3 занятия с личным составом по пулемёту «ДП»[9], пистолету «ППШ»[10], винтовке и гранатам, увеличил подразделение истребительного взвода на 10 человек. Договорился с секретарем РК ВКП(б) [11]о закреплении за истребительным взводом морского и сухопутного транспорта, и выдачи неприкосновенного запаса продуктов. Младший лейтенант милиции Журавлев также проверил уровень военной подготовки и оказывал помощь в тактическом обучении.[12]

Жители Териберки активно помогали фронту. Несмотря на то, что многих териберчан мобилизовали в ряды Красной армии, а часть колхозных мотоботов была передана Северному флоту, вылов рыбы не прекращался. В архивных документах об этом рассказывается так: «По инициативе председателя поссовета т. Бочарникова была организована из 26 человек домохозяек бригада по ловле сельди, их бригада с общей суммы заработка отчислила 3500 рублей в фонд обороны. Кроме собранных денег рабочие и служащие МРС[13] отчислили в фонд обороны с выловленной сельди 4500 рублей». [14]

Когда сельдь приходила в губы, прилегающие к Териберкскому району, среди оставшегося населения формировались бригады по ловле рыбы, в основном из рабочих и служащих предприятий и учреждений (МРС, Райисполком, поссовет), а также из 140 домохозяек.

Териберчане собирали из своих скудных запасов посылки солдатам на фронт - продукты, теплые вещи - кто что мог. Зачастую слали не своим родственникам конкретно, а просто «в действующую армию». Как и у всех жителей страны, в каждой семье кто-то воевал, кто-то погиб или пропал без вести. Письма с теплыми, ободряющими словами, писали даже незнакомым, чтобы вдали от дома солдаты чувствовали заботу и поддержку. Сбор посылок был организован партийными органами. В протоколе № 60 заседания Териберского Райкома ВКП(б) от 16 сентября 1941 года: «[...]

1. О сборе теплых вещей среди населения района для Красной Армии. В соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 05. 11. 1941 и решения Мурманского обкома ВКП(б) от 07.11.1941 о сборе теплых вещей среди населения для Красной Армии, РК ВКП(б) постановляет:

1. Создать районную комиссию в следующем составе6: т. Никифоров, секретарь РК ВКП(б) (председатель), Спирин (зам.пред. районного совета депутатов трудящихся), Кучкова (секретарь РК ВЛКСМ[15]), Иванова (член райместкома Союза Политпросветучреждений).

2. Приступить к сбору теплых вещей для бойцов Красной Армии от населения района, как-то: полушубков, ватеровок, шапок, шерстяных носков, перчаток, валенок, теплого белья, выделанных и не выделанных овчин и др. теплых вещей.

3. Зав. отделом пропаганды и агитации РК ВКП(б)[16] т. Зудову развернуть массово-разъяснительную работу среди населения района, обеспечивающую сбор теплых вещей.

4. Секретарям первичных парторганизаций провести митинги среди рабочих, колхозников, служащих предприятий и учреждений с информацией: положение на фронте и затяжки Великой Отечественной войны против германского фашизма.

5. Редактору районной газеты т. Титову систематически освещать в газете ход сбора теплых вещей и выступление на страницах газеты сдающих эти вещи.

6. РК ВКП(б) обращает внимание секретарей первичных партийно-комсомольских организаций, а также руководителей профсоюзов, председателей колхозов, сельсоветов и поссоветов, на важность проведения политической работы по обеспечению сбора теплых вещей и белья для Красной Армии, как важнейшего государственного мероприятия». [17]

Также комиссии были созданы при парторганизациях МРС[18], Рыбокомбината, колхоза им. Ворошилова, поссовета. До конца 3 квартала 1941 года в районную комиссию поступил 4871 рубль. Отмечалось, что наибольшее количество подарков и денег поступило от работников Рыбкомбината. В действующую армию было послали 220 посылок. Рабочие и служащие фактории Захребетная перечислили свой дневной заработок в фонд обороны.[19]

В документах также говорится об активном участии первичной организации райисполкома в сборе денег и посылок для армии. К 12 декабря 1941 года в фонд обороны было перечислено 3540 рублей, на создание эскадрильи «Советское Заполярье» 3270 рублей. Для бойцов Красной армии 32 человека принесли подарки, из которых сформировали 23 посылки[20]. В сведениях комиссии по сбору подарков и теплых вещей, наличных денег, облигаций государственного займа от населения для Красной армии к 22 февраля 1942 года в фонд обороны было собрано наличных денег 252682 рубля 81 копейка, сберегательной кассой принято облигаций государственного займа на сумму 203 тысячи рублей. На подарки бойцам было переведено 12887 рублей, собрали 512 предметов теплой одежды. Направлено 369 посылок в действующую Красную армию (конфеты, печенье, папиросы, махорка, носовые платки, туалетное мыло и многое другое). К 15 февраля 1943 года было собрано 182 предмета теплой одежды, в том числе шкуры животных, закуплен белый материал на маскхалаты. Отец двух сыновей фронтовиков Василий Андреевич Шашков принес в районную комиссию 4 полушубка со словами: «Мне 50 с лишним лет, но я самоотверженно работаю на рыбном промысле и других колхозных работах, помогаю делом своим сыновьям громить ненавистного врага - немецких оккупантов». Также в районную комиссию на подарки бойцам поступило наличными 28918 рублей, облигаций госзайма 8085 рублей, отправлено 33 посылки. В подарок Красной армии было выловлено и сдано колхозницами 7,4 тонны рыбы.[21] В сборе теплых вещей принимали участие и саамы. Нужно отметить, что в конце 1941 года население Териберки составляло 400 человек, в становищах района 566 человек, всего в Териберском районе проживало 966 человек.

Жители Териберки самоотверженно трудились, несмотря на бомбежки. В документах Государственного архива Мурманской области сохранились данные о потерях на 11 ноября 1942 года: «За время военных действий советского народа против вероломно напавшего врага, кровавые пираты произвели 25 воздушных и 4 морских налета на мирные поселки рыбаков и промысловые корабли. В начале июля 1941 года в губе Лодейная от бомбежки с воздуха пострадал транспортный пароход «Роза Люксембург». В конце июля 1941 года в районе «Семь островов»[22] от снарядов, выпущенных вражескими эсминцами, затонул мирный пароход «Меридиан». В начале августа 1941 года в районе ст. Захребетное 4 вражеских эсминца, выпустив 120 снарядов, потопили советский самолет.

В сентябре прошлого[23] года фашистская подлодка торпедировала пассажирский пароход «Мария Ульянова». Одновременно с этим фашистские пираты по 2 по 3 раза подвергали бомбежкам с воздуха мирные рыбацкие хижины [...] От авиабомб и пулеметных очередей погибло 15 мужчин, 3 женщины, 4 ребенка, получили тяжелые ранения 10 мужчин, 4 женщины, 1 ребенок, получили легкие ранения 1 мужчина, 5 женщин и 3 детей. Что касается материального ущерба, учиненного государству, то за период войны авиабомбами разрушены 2 жилых дома, 1 нефтехранилище, 3 складских помещения, 2 моторных бота. Затонуло от бомбёжек 3 сторожевых, 2 промысловых тральщика, 150 мукой. Частично пострадали от бомбежек 14 жилых домов, 1 амбулатория, механические мастерские МРС и электростанция и несколько рыболовных ел[24]».[25]

В информационной записке секретарю Мурманского Обкома ВКП (б) Старостину от Териберского РК ВКП(б): «14 июня 1942 года в 17 часов 30 минут пос. Териберка был подвержен вражеской бомбардировке 5 самолетами было сброшено 20 бомб в разные места, из коих были от 250 до 500 килограмм, в результате вражеского налета на поселок имеются человеческие жертвы, убито на смерть из гражданского населения 10 человек [...] и 3 краснофлотца службы «СНИС»[26]. Имеются тяжело раненые, которым сразу оказали первую помощь и эвакуировали в госпиталь в г. Мурманск. Из гражданского населения 12 человек [...] еще 3 человека краснофлотцев, имеется 10 человек гражданского населения с легкими ушибами». Далее в документе перечисляются разрушенные жилые дома, амбулатория, детские ясли, правление колхоза, магазин Рыбкоопа, радиоузел, гидрометеорологическая станция, склад фактории, во всех домах были выбиты стекла. Были разрушены два моторных бота, один из которых принадлежал заповеднику «Семь островов».[27]

Поскольку бомбежки не были редкостью, принимались противопожарные меры: проводились беседы с работниками о мерах противопожарной безопасности и борьбы с зажигательными авиабомбами, чтобы огонь не распространялся, территория села была очищена от хлама и маловажных деревянных построек, всех горючих и легковоспламеняющихся материалов. Продуктовые запасы были распределены по нескольким складам, в том числе и за пределами села. Все жилые дома были обеспечены запасами воды, ящиками с песком, лопатами и другим инвентарем для ликвидации очагов возгорания. В селе была установлена цистерна с водой и пожарно-инвентарные посты. На каждом предприятии и в учреждениях были организованы противопожарные звенья, с которыми проводились занятия по действиям для ликвидации пожара. [28]

В трудное военное время, в обстановке частых бомбежек, особое внимание уделяли гигиене и профилактике эпидемических заболеваний. В архивных документах сохранилась докладная записка от секретаря Териберского РК ВКП(б) Караванова секретарю Мурманского Обкома ВКП(б) Старостину о профилактических мероприятиях. Из документа следует, что всё население систематически проверялось на вшивость, для соблюдения гигиены еженедельно топилась баня, за посещением бани был установлен контроль. Если человек пришел без мыла, то на входе ему выдавали кусочек на 20 грамм. Были оборудованы прачечная, карантинный барак, где все приезжающие из других местностей проходили санобработку. В Териберке имелась дезокамера «Крупина», установленная рядом с баней, для дезинфекции постельного и нательного белья. Проводились лекции и беседы на тему профилактики заболеваний, население активно принимало участие в улучшении санитарного состояния квартир, мест общего пользования, боролись с вшивостью. Такие меры были острой необходимостью, поскольку получить медицинскую помощь было затруднительно.[29] Как пишет Караванов: «Медицинскими работниками медучреждения района не укомплектованы. Район не имеет ни одного врача. В районной больнице и амбулатории работают фельдшеры, да и те не очень опытные. На медпункте Харловка работает медсестра, в Гаврилове акушерка, а в Дальних Зеленцах совсем нет медработника»[30].

Жителям Териберки в годы Великой Отечественной войны было непросто, ощущалась нехватка продуктов и вещей первой необходимости. Эту ситуацию отражает ответ секретаря Териберскогоо РК ВКП(б) Караванова от 17 феврвля 1942 года на запрос промышленного отдела Обкома ВКП (б): «[...] в отношении промышленных предприятий положение следующее:

1. Имелась МРС[31], которая в начале войны полностью эвакуирована в г. Архангельск, согласно распоряжения Главсеврыбпрома.

2. Имелся пищекомбинат Райисполкома, изготовлял прохладительные напитки, в начале войны закрыт. Сырье передано в рыбкооп.

3. Имеются в районе рыбообрабатывающие пункты, из-за отсутствия рыбосырца временно не работали, сейчас готовятся к приемке и обработке рыбы и морзверя.

4. Имеется промартель в пос. Териберка (сапожная, пошивочная, парикмахерская) продолжает работать, но из-за отсутствия квалифицированной и вообще рабочей силы и материалов, полностью запросы населения не обеспечивает. Принимаются меры по улучшению её работы».[32]

В годы войны из-за нехватки продовольствия снабжение рабочих столовых было скудным. Для решения этой проблемы был увеличен озерный лов, создавались бригады охотников, поставлявшие мясо диких животных в столовые. На момент начала войны сельским хозяйством занимался только колхоз им. Ворошилова, но затем земледелием и увеличением поголовья скота занялись и другие колхозы.[33]

Чтобы использовать все местные продовольственные ресурсы, в 1941 году директор заповедника «Семь островов» орнитолог, кандидат биологических наук Лев Осипович Белопольский предложил провести весной сбор яиц чаек на островах Харлов и Кувшин, где можно было собрать до 10 тысяч яиц.[34] В 1942 году Л.О. Белопольским была составлена докладная записка секретарю обкома Куликову, в которой он представил подробный план добычи яиц морских птиц на Мурманском побережье: «Использование птичьих богатств Мурмана (сбор яиц) производить силами не специальной экспедиции, а силами колхозников на местах самих гнездовий (в заповеднике - силами сотрудников заповедника)...Такой сбор яиц потребует очень незначительных затрат, а при правильной организации этого дела и должной ответственности руководящих эти сбором яиц (в колхозах - председатели колхозов, в заповеднике - директор заповедника), должен полностью обеспечить использование птичьих богатств на местах»[35]. Добычу предполагалось реализовывать через магазины Рыбкоопа.

Неизмеримые тяготы выпали на долю жителей Териберки в годы войны. Они работали не покладая рук, несмотря на бомбежки, нехватку продовольствия и самого необходимого, в суровых арктических условиях. Вопреки всем невзгодам труженики тыла внесли неоценимый вклад в дело Победы.



[1] Шняка - это рыболовецкое небольшое судно, используемое поморами с 11 века. Само слово идёт от искаженного «снека», «шнека», от древнескандинавского snekkja (длинное судно).

[2] ГАМО. Р-709. Оп. Оп. 8. Д. 35. Л.8.

[3] Противовоздушная и противохимическая оборона.

[4] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 166. ЛЛ. 33, 34.

[5] Готов к санитарной обороне СССР.

[6] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 161. ЛЛ. 142, 143.

[7] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л. 33.

[8] Управление Народного комиссариата внутренних дел Мурманской области

[9] Ручной пулемёт, разработанный Василием Алексеевичем Дегтярёвым.

[10] Советский пистолет-пулемёт, разработанный в 1940 году конструктором Г. С. Шпагиным.

[11] Районный комитет всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

[12] ГАМО. Ф. Р-427. Оп. 1. Д. 74. ЛЛ. 2, 2 об., 3.

[13] Моторно-рыболовная станция.

[14] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 165. Л. 76.

[15] Районный комитет Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодёжи.

[16] Районный комитет всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

[17] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 161. Л. 144.

[18] Моторно-рыболовная станция

[19] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 165. Л. 76.

[20] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 166. Л. 36.

[21] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 184. ЛЛ. 14, 15.

[22]Группа из 7 островов в Баренцевом море. Расположены вдоль Мурманского берега Кольского полуострова, напротив устья реки Харловки. Основная группа состоит из пяти островов, которые отделены от материка проливом Семиостровский Рейд. В 1938 году на островах был создан заповедник «Семь островов» для охраны гаги и морских птиц, образующих на скалистых береговых утесах знаменитые птичьи базары.

[23] 1941 г.

[24] Лодка, четырехвесельный карбас

[25] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л.48.

[26] Служба наблюдения и связи

[27] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л.30.

[28] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л.25.

[29] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л. 22.

[30] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л. 22.

[31] Моторно-рыболовная станция, на которой были оборудованы причалы, электростанция, судоремонтные мастерские

[32] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. Л.8.

[33] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 160. ЛЛ. 16, 17.

[34] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 160. Л. 17.

[35] ГАМО. Ф. П-26. Оп. 1. Д. 179. ЛЛ. 14, 15.

Побережье п. Териберки Мурманская область. ГАМО. Ф. Р- 1310. Оп. 9. Д. 9073. п. Териберка, Шадрин, 1908 г.

Подъём трески на фактории пос. Териберка. ГАМО. Ф. Р-1310. Оп.6. Д. 6349. 1927 г.

Сушка трески на фактории пос. Териберка ГАМО.Ф. Р1310. Оп.6. Д.6449.

Вид поселка Териберка. ГАМО. Ф. Р-1310. Оп.9. Д.9072. п. Териберка, Шадрин, 1929 г.

Колхозные мотоботы на рейде в Териберской губе. ГАМО. Ф. Р-1310. Оп.3. Д.3145. Териберка, 1940-е гг.

ГАМО. Ф. Р-991. Оп. 1. Д. 2. ЛЛ. 99-100.

ГАМО. Ф. Р-991. Оп. 1. Д. 2. ЛЛ. 107об-108об.

 
Дорога памяти
100-let-arch
100-let-arch