Воспоминания Г.М. Васильева Июньский поход ПЛ «С-14»
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Июньский поход ПЛ «С-14»

Из летописи боевой славы.

После ряда неудачных походов, 6-го июня 1944 года ПЛ [1]«С-14» вышла в свой очередной 5-й поход к берегам Норвегии в район Берлевог Тана фьорд. В море с нами вышел наш боевой и энергичный комдив[2] капитан 2 ранга Егоров Павел Ильич. Он, будучи командиром на ПЛ «С-101», только за 1943 год успел потопить четыре транспорта, один тральщик и одну подводную лодку. Личный состав дивизиона его очень любил. При выходе из Кольского залива всегда нас сопровождали до острова Кильдин «малые охотники»[3], а дальше к северу отходили рекомендованными курсами по фарватерам в надводном и подводном положениях в зависимости от времени года, дня и ночи.

На этот раз погода стояла очень хорошая, тихая. Море, как говорят, гладь и благодать, просто как зеркало. На подходе к Кольскому заливу постоянно действовали немецкие подводные лодки, которые не раз топили транспорта союзных конвоев. Поэтому были выставлены мины против подводных, а поэтому нам приходилось ходить только по фарватерам.

Прошли под водой около 25 миль и всплыли в надводное положение, начали движение противолодочным зигзагом. Примерно через час, как всплыли, вахтенный тральщик старший матрос Семенов крикнул «Торпеда слева 100°» показал рукой направление и быстро стал спускаться в ЦП[4]. Тут же скомандовал право на борт и стал смотреть в указанном направлении. На расстоянии около 3-х кабельтовых два следа быстро приближающиеся к лодке. Хорошо были видны воздушные пузыри, которые тянутся издали как струпа. На циркуляции корабля вправо, почти рядом с бортом, первая подальше, а вторая рядом проходят две торпеды с черными головками. Закрывая рубочный ток скомандовал «Срочное погружение». Когда спускались в ЦП, по глубомеру глубина была 10 м. Приказал погружаться на 25 м. В этот момент из 2-го отсека выскочили комдив капитан второго ранга Егоров П.И. и командир капитан 3 ранга Каланин В.Л. Комдив слегка возбужденный громко спросил: «Что случилось? Почему погрузились?» Подошел ко мне почти вплотную и стал, ожидая моего ответа, смотреть на меня. Обращаясь к нему, ответил: «Нас атаковала немецкая подводная лодка. Две торпеды прошли с левого борта почти рядом». После этого он так и сел на раскладушку и тут же произнес что-то не совсем литературное. Через несколько минут, когда нервы успокоились, записал все увиденное, в ЖБО (журнал боевых действий). Примерно через два часа всплыли и продолжили следовать в свой район.

С мая месяца 1944 года лодки впервые начали действовать новым методом «Нависающей завесы». Суть его заключалась в том, что в какой-то степени стали взаимодействовать с разведывательной авиацией. По этому методу лодки должны были находиться за внешней кромкой минного поля в 20-25 милях от берега Норвегии и при этом каждый час на 15 минут открывать радиовахту и на волне самолётов разведчиков. Для этого тогда приходилось лодкам подплывать под рубку или находиться над водой, так как специальных антенн выдвижных не имели. В условиях, когда солнце круглые сутки крутится над горизонтом и почти все время в воздухе висят самолеты противника, не так уже было безопасно торчать над водой и почти без движения. Однажды получили радиограмму от самолета разведчика, что конвой в составе 3-х транспортов и 5 кораблей охранения следует курсом 13°, скоростью 10 узлов в Порсангер-фьорде. Дали полный ход, в надводном положении и легли на курс встречи с конвоем к берегу. На подходе к берегу в 10 милях погрузились на глубину 75 м для встречи с конвоем. Пройдя 5 миль под минным полем, против подводных лодок, прослушали горизонт, всплыли на перископную глубину. Осмотрели горизонт и начали маневрировать вдоль берега. В 13 часов 30 минут на курсе 320°, акустик доложил: «Слышу шум винтов на курсовом левого борта 16°, предполагаю конвой». Комдив капитан 2 ранга Егоров П.И. поднял перископ и начал рассматривать горизонт, особенно в секторе обнаруженных шумов и тут же громко передал в ЦП «Торпедная атака», вижу транспорт противника на КУ=20°л/б. Носовая и кормовая ТА[5] приготовить». Начались расчеты для выхода в атаку. Так как курсовой угол противника был не большой, командир решил сближаться с противником на контркурсах. Вскоре обнаружили еще три корабля охранения. Впоследствии нам стало известно, что этот конвой изрядно пощипали до нас другие подводные лодки и торпедоносная авиация.

На расстоянии 35 кабельтовых легли на боевой курс 250° на угол встречи 70°. Командир скомандовал: «Носовые аппараты товсь» и на расстоянии 12 кабельтовых последовала команда «Аппараты пли». Лодка дрогнула и подвсплыла на глубину 6м. Часть рубки оголилась. Из 1-го отсека командир БЧ-II-III старший лейтенант Цветков доложил «торпеды вышли». После этого в отсеках все затаили дыхание и стали отсчитывать секунды: 10, 20, 30 и в отсеках услышали долгожданный отдаленный глухой взрыв. Наблюдая в перископ, комдив сказал: «Есть, попали - и тут же сказал - смотри, командир, на свою работу». Он только прикоснулся к окуляру перископа и тут же скомандовал погружаться на глубину 70 м, право на борт. После этого передал в ЦП «корабль охранения идет прямо на лодку». Только задраили нижний рубочный люк, начались взрывы глубинных бомб. Во всех отсеках стали слышать приближающиеся шумы кораблей. Все как-то замолчали, слегка приглушились и, поглядывая на подволок, стали ждать взрыва. Почти одновременно последовали два сильных взрыва. Лодка слегка задрожала и дрогнула. Посыпалась изоляционная пробка на прочном корпусе. Погас свет, какие-то предметы попадали. Через несколько минут на большой скорости, с правого борта, проскочил корабль охранения. Тут же через несколько секунд последовали еще, одна за другой, несколько взрывов. Рулевой доложил, лодка не слушается руля, с дифферентом на корму погружается. Увеличили ход, начали откачивать воду. Из 5 и 6 отсеков доложили, через сальники начала поступать вода, больше нормы. На глубине 90 удержали лодку. Шумы винтов кораблей стихли. Начали корабли противника искать лодку на приборе в режиме ЭХО. Импульсы, посылаемые с корабля противника, посыпались как град, ударяясь о корпус с неприятным треском. Опять появились шумы винтов, но на этот раз корабли были дальше. По расчету штурмана, начали форсировать минные поля. Вскоре взрывы прекратились. Всего на лодку сбросили 18 глубинных бомб. Командир и комдив поздравили личный состав с победой. Командир прошел по отсекам и лично поздравил всех. Когда прошли минное поле, всплыли на глубину 20 м и начали перезарядку носовых торпедных аппаратов.

По истечении сроков пребывания на позиции, благополучно возвратились в родную базу Полярный. При входе в Екатерининскую гавань в честь победы известили флот одним холостым выстрелом из орудий.

За этот поход я был награжден орденом Отечественной войны II степени.

ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 10. ЛЛ.23-28. Подлинник. Рукопись.



[1] Подводная лодка

[2] Командир 5-го дивизиона подводных лодок Северного флота

[3] Боевые катера военно-морского флота СССР.

[4] Центральный пост

[5] Торпедные аппараты


 

Возвращение подводной лодки из боевого похода. 1943 г. ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 105. Л. 63.

Возвращение подводной лодки из боевого похода. 1943 г. ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 105. Л. 63.

Катера-охотники несут дозорную службу в Баренцевом море. ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 6433.

Катера-охотники несут дозорную службу в Баренцевом море. ГАМО. Ф. Р-1310. Д. 6433.