ЖЕНЩИНЫ В МПВО ПО ВОСПОМИНАНИЯМ МУРМАНЧАНОК-УЧАСТНИЦ ВОВ
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Женщины в МПВО по воспоминаниям мурманчанок-участниц ВОВ

 

Особое место в истории Великой Отечественной войны занимает тема участия женщин в войне. В военные годы они были саниструкторами и телефонистками, радистками и снайперами. Основу службы МПВО[1] и зенитных частей составляли тоже  женщины. Среди комплекса документов по истории Великой Отечественной войны, хранящихся в Государственном архиве Мурманской области особое место занимают воспоминания мурманчанок, служивших в МПВО. В этих воспоминаниях отражается их понимание прошедших событий.

До войны, согласно приказу начальника пункта ПВО г. Мурманска от 10 ноября 1932 г., местная ПВО состояла из следующих служб: дегазационной, воздушного наблюдения и разведки, охраны порядка, противопожарной, связи, медико-санитарной, инженерно-технической (коммунальной) и ветеринарной[2]. Согласно воспоминаниям А.Г. Ульяновой старшины медико-санитарной роты 362-го отдельного батальона МПВО, батальон состоял из пяти рот: управления и связи, противопожарной, медико-санитарной, химико-дегазационной, аварийно-спасательной.

Вот как описывают мурманчанки - участницы войны путь и мотивы многих девушек, вступивших в формирования МПВО. Из воспоминаний Е.Д. Владыкиной «История дружины Кировского района г. Мурманска[3]»: «Лиза Герм, горя желанием быть полезной Родине, фронту, организовала медицинско-санитарную дружину[4]. В дружину пришли девушки разных профессий, но у всех было одно желание - отдать все силы, все знания во имя победы, на быстрейший разгром заклятого врага. Не раз ходили в военкомат, просили, умоляли послать их на фронт и не просто на фронт, а послать их на передовую. Не многих просьба была удовлетворена»[5].

Схожие воспоминания оставила старшина медико-санитарной роты 362-го отдельного батальона МПВО А.Г. Ульянова: «С начала войны и до 20 августа 1943 г., я работала председателем Мало-Сопченского поселкового Совета депутатов трудящихся. За это время мною было подано 5 заявлений в Мончегорский горвоенкомат, с просьбой отправить меня на фронт. Но так как у меня не было военной специальности, мои заявления были оставлены без внимания. И в 20-х числах августа 1943 г. меня призвали в действующую армию. Фактически меня призвали в 362-й отдельный батальон г. Мурманска[6]». Из приведенных отрывков воспоминаний видно, что многие девушки стремились активно помогать фронту.

В начале войны в г. Мурманске городскому комитету комсомола было предложено объявить набор девушек-добровольцев, а обществу Красного Креста и областному отделу здравоохранения - организовать медицинскую и боевую подготовку дружинниц[7]. Е.Д. Владыкина, ставшая в начале 1942 г. политруком медико-санитарной дружины Кировского района г. Мурманска выделяла принцип добровольности как главный при поступлении в ряды МПВО.  В дальнейшем формирование МПВО г. Мурманска осуществлялось и за счет девушек из других городов Мурманской области.  Распределение вновь прибывших девушек происходило следующим образом: «Мы, то есть пополнение батальона, прибывшее из Мончегорска ночью на 20 августа - прибыли в штаб МПВО города. Утром всех нас девушек более 40 человек поодиночке вызвали к командиру батальона и работникам штаба для выяснения - где мы можем быть наиболее полезными, неся службу в батальоне»[8].

Самые первые трудности, с которыми приходилось сталкиваться девушкам в новой, военной жизни были связаны с необходимостью привыкать к службе и дисциплине. Все девушки проходили военную подготовку, изучали оружие, учились бросать гранаты, стрелять из автомата, ползать по-пластунски,  занимались изучением уставов.

Одна из основных задач всех подразделений МПВО заключалась в ликвидации последствий нападений с воздуха, оказании первой медицинской помощи и врачебной помощи пострадавшим. Вот какой рассказ мурманчанки В. Терешечевой приводит в своих воспоминаниях Е.Д. Владыкина: «Возле Дома культуры, оказав первую помощь летчику с оторванной ногой, она шла, смотрела по сторонам, нет ли еще пострадавших, вдруг увидела идущую ей навстречу тоже белокурую, тоже с голубыми глазами восемнадцатилетнюю девушку, она просила помочь ей. Валя оглядела девушку, у нее была оторвана рука, висела лишь на лоскуте блузы. Девушка начала допрашивать Валю, что если у нее оторвана рука, то она и жить не станет. Валя, накладывая жгут, стерильную повязку, спокойным голосом доказывала ей, что рука как рука. Отправила со скорой помощью в больницу»[9].

Однако в практике дружинниц были случаи, когда спасать было уже некого. Вот какая запись была сделана в дневнике Е.Д. Владыкиной 12 апреля 1942 г.: «В восемь часов утра вражеский бомбардировщик прорвался к городу, сбросил фугасные бомбы на улицу Карла Маркса, а также на прилегающую к ней часть улицы Перовской. Я ... обошла все очаги поражения на улице Карла Маркса, а затем пошла по улице Перовской. Когда мне удалось ... пройти в очаг поражения, я увидела страшную картину. На месте двухэтажного деревянного дома громоздилась куча развалин. Из-под обломков бойцы аварийной команды извлекали трупы стариков, женщин, детей. Девятнадцать женщин и детей были похоронены под обломками одного небольшого дома»[10].

Труд девушек был крайне напряженным и опасным, так как, выполняя свой долг, они не раз могли сами погибнуть. В качестве примера приведу случаи, которые зафиксированы в боевых счетах[11] дружинниц Кировского района г. Мурманска. Из боевого счета Л.М. Русаковой (Дуровой): «12/III-1943. Ул. Карла Маркса, столовая - прямое попадание. Оказала первую помощь 3 ч., тяжело раненным, ездила на машине скорой помощи с Зоей Богдановой под сильным зенитным огнем, под взрывами бомб, одна бомба упала перед машиной скорой помощи. «Как на фронте», - сказала тогда Люся»[12].

Из боевого счета М.П. Макаровской: «18/VI-1942. Профсоюзная ул., горисполком, многоэтажный кирпичный дом - Макаровская с крыши и потолка дома сбросила много зажигалок, загасила песком многочисленные очаги огня, но когда не удалось спасти дом, то выносила документы из здания вместе с Е. Долговой и едва обе не сгорели. Их спасли. 19/VI-1942.  Пр. Сталина, 46, КП - у входа в КП ранена осколком в голову»[13].

Из характеристики на Гунину Марию Ивановну, командира медико-санитарной команды, представленной к награждению медалью «За отвагу»: «22 августа 1941 г. т. Гунина оказала помощь раненому секретарю партбюро Рыбокомбината т. Логинову, только, взяв его на носилки, она чуть сама не погибла от разорвавшейся рядом бомбы. Тем не менее, она не бросила носилок»[14].

Службу в МПВО многие девушки совмещали с основной работой в различных учреждениях города, так что времени на отдых практически не оставалось. Члены медико-санитарных дружин несли также ночные дежурства в госпиталях.

«Самая тяжелая работа - уборка палат - наступала далеко за полночь, когда все засыпали. Работали до 4-5 часов утра. Потом на час-два ложились отдыхать. В шесть утра ставили раненым градусники, а через два часа уже нужно было бежать на основную работу. Сейчас даже трудно себе представить, как мы успевали, как мы выдерживали»[15], - вспоминала Александра Гунина о том времени.

А.Г. Ульянова в своих воспоминаниях упоминает такой случай: «Большая часть подразделений была брошена на разгрузку англо-американских транспортов. Я была бригадиром группы в 30 человек и мы систематически разгружали иностранные транспорта. Отработав 12 часов, мы еле доходили до своего подразделения и, добравшись, есть никто не хотел, а сразу валились с ног и спали до подъема. А утром снова то же. Часто после такого трудового дня, мы несли дежурства в военных госпиталях»[16].

Дежурства в военных госпиталях были делом не простым, тем не менее, на них шли с большой охотой. В задачу дружинниц входило накормить тяжелораненых, которые сами не могли принимать пищу, купать их, перевязывать, подменять медсестер и сиделок в палатах. Девушки выполняли самую тяжелую работу: мыли полы и лестницы, убирали помещения. Кроме этого они часто  писали под диктовку раненых письма родным, несли в госпитали книги, цветы.  В характеристике Елизаветы Герм, данной начальником штаба МПВО г. Мурманска указано, что дружиной Кировского района было собрано более 1000 книг[17] для госпитальных библиотек. Кроме того девушки изготавливали подарки раненым: платочки, кисеты, покупали им воротнички, папиросы.

Многие дружинницы были донорами крови. В роте, где служила А.Г. Ульянова, по ее воспоминаниям, было более 20-ти человек доноров, которые ежемесячно ходили в больничный городок на донорский пункт и сдавали кровь. Как вспоминала Е.Д. Владыкина, некоторые дружинницы старались обменивать свой дополнительный донорский паек на «деликатесы» для раненых в госпиталях: помидоры, молоко. Так же дружинницы медико-санитарных подразделений участвовали в разгрузке эшелонов с ранеными бойцами, прибывавших с фронта.

Помимо работы в госпиталях девушки, служившие в формированиях МПВО, привлекались к строительству городских убежищ, оборонительных сооружений на подступах к городу Мурманску.

«Почти все наши подразделения усердно работали на строительстве городского убежища»[18],- вспоминала Александра Ульянова.

Несмотря на тяжелые условия жизни в прифронтовом городе, службу в частях МПВО, находилось место и для мирных занятий и для любви. В воспоминаниях Е.Д. Владыкиной описан эпизод спора между девушками весной 1942 года по этому вопросу. Мнение части девушек выразила Елизавета (Лиза) Герм, оно сводилось к тому, что ничто постороннее не должно отвлекать от главного - от борьбы с врагом, а про любовь надо забыть на время. Сама Екатерина Даниловна Владыкина, придерживалась того мнения, что ни суровость военного времени, ни обстоятельства не должны были быть препятствиями на пути у этого чувства.

«Может быть, только суровость времени заставляла моих молодых подруг прятать любовь  и даже стесняться ее, как отступления от принятого на  себя обязательства до конца оставаться в боевом строю»[19], - вспоминала Е.Д. Владыкина.

Но все-таки любовь была. Были и свадьбы, которые укрепляли нерушимую веру в скорую победу, в будущую счастливую мирную жизнь. Одну такую свадьбу описывает Е.Д. Владыкина. Праздничное торжество прерывалось вынужденными «антрактами», из-за налетов вражеской авиации. Дружинницы надевали поверх праздничных платьев синие комбинезоны, хватали санитарные сумки и бежали на сборный пункт, а следом за ними и мужчины.

Александра Ульянова - ветеран 362-го отдельного батальона МПВО г. Мурманска вспоминает о создании в батальоне хора из девушек и стариков непригодных к воинской службе. О выступлениях на городских и областных смотрах. Из девушек, служивших в батальоне, была создана лыжная команда, принимавшая активное участие в X и XI Праздниках Севера.

С лета 1943 года немецкие самолеты стали реже появляться в небе над Мурманском. Однако вражеские налеты все же продолжались до октября 1944 года и меньше работы у женщин в МПВО не становилось. Те же походы в военные госпитали, дежурство на сборных пунктах, разгрузка транспортных судов, ежедневная работа в различных городских учреждениях.

Между тем, окончание войны было уже близко. Вот как вспоминает известие о победе и день 9 мая 1945 г. Александра Ульянова: «Об окончании войны мы узнали от английских моряков, кода мы разгружали транспорта прибывшие в наш торговый порт. Они нам рассказали, что в 3 часа ночи на 9 мая будет об этом объявлено по радио. И мы, несмотря на жуткую усталость, после тяжелого трудового дня не могли спать. Трудно выразить словами, какое  было всеобщее ликование наших бойцов, когда мы услышали по радио об окончании войны. От радости все прыгали, целовались и плакали. Даже не верилось, что для нас, особенно для девушек, вскоре закончатся все мучительные испытания в жизни»[20]

Екатерина Даниловна Владыкина, оставившая воспоминания о героической деятельности дружины Кировского района г. Мурманска, подводя итоги, подсчитала что за годы войны дружинницы только Кировского района спасли жизни более четырехсот мурманчан - мужчин, женщин и детей, воинов Советской Армии. За время войны дружинницы-доноры сдали для раненых свыше 30 килограммов крови[21].

Закончить данную публикацию можно словами Е.Д. Владыкиной из ее книги воспоминаний «Дружинницы, подруги мои»: «Каким же должно быть сердце женщины, чтобы вместить в себя всю ту боль, которая выпала на ее долю в годы войны[22]»!



[1] МПВО - местная противовоздушная оборона, система государственных мероприятий по защите населения, городов, объектов народного хозяйства от средств нападения с воздуха и ликвидации последствий нападения. Справка по истории Местной противовоздушной обороны (МПВО) - Гражданской обороны / Российский государственный военный архив http://rgvarchive.ru/materialy/istoricheskaya-spravka.shtml

[2] ГАМО. Ф. Р-398. Оп. 1. Д. 4. Л. 5.

[3] Подробнее познакомиться с воспоминаниями Е.Д. Владыкиной «История дружины Кировского района г. Мурманска», можно, прочитав сборник документов «Фронтовой альбом», по ссылке https://www.murmanarchiv.ru/exhibitions-events1/2010-04-08-07-51-001/536

[4] В воспоминаниях Е.Д. Владыкиной медико-санитарное формирование МПВО Кировского района г. Мурманска называется дружиной, в архивных документах они именуются медико-санитарными звеньями, командами или ротами. В тексте публикации употребляются наименования дружина и дружинницы, согласно воспоминаниям участниц.

[5] ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 410. Л. 1.

[6] ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 130. Л. 2.

[7] Владыкина Е.Д. Дружинницы, подруги мои. - Мурманск, 1965, С. 12.

[8] ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 130. Л. 2

[9] ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 410. Л. 7.

[10] Владыкина Е.Д. Дружинницы, подруги мои. - Мурманск, 1965, С. 32, 33.

[11] Боевые счета - это ежедневный учет действий дружинниц. Составлены Е.Д. Владыкиной по документам военного времени (политдонесения, докладные, дневники).

[12] ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 453. Л. 73.

[13] ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 453. Л. 52.

[14] ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 74.

[15] Владыкина Е.Д. Дружинницы, подруги мои. - Мурманск, 1965, С. 24.

[16] ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 130. Л. 2 об.

[17] ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 69.

[18] ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 130. Л. 3 об.

[19] Владыкина Е.Д. Дружинницы, подруги мои. - Мурманск, 1965, С. 93.

[20] ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 130. Л. 4 об.

[21] Владыкина Е.Д. Дружинницы, подруги мои. - Мурманск, 1965, С. 98.

[22] Там же, С. 23.


Заявление Е.Д. Владыкиной начальнику штаба мобилизационной части города Мурманска от 25 июня 1941 г. о направлении ее на фронт. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 411. Л. 2.

Отчет о работе 2-го отделения сандружины Кировского района за период с 8 июля 1941 г. по 11 июня 1942 г. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 411. Л. 15.

Отчет о работе 2-го отделения сандружины Кировского района за период с 8 июля 1941 г. по 11 июня 1942 г. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 411. Л. 16.

Отчет о работе 2-го отделения сандружины Кировского района за период с 8 июля 1941 г. по 11 июня 1942 г. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 411. Л. 17.

Боевой счет Шкрябиной (Блиновой) Клавдии Ильиничны. 1 декабря 1964 г. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 453. Л. 83.

Боевой счет Шкрябиной (Блиновой) Клавдии Ильиничны. 1 декабря 1964 г. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 453. Л. 84.

Статья «Боевые счета» из газеты «Полярная правда» от 25 июня 1943 г. № 131. С. 3.

Газета «Полярная правда» от 25 июня 1943 г. № 131 С. 2. Объявления об Указе Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями работников местной противовоздушной обороны и пожарной охраны НКВД».

Газета «Полярная правда» от 26 июня 1943 г. № 132 С. 1. Объявления об Указе Президиума Верховного Совета СССР «О награждении орденами и медалями работников местной противовоздушной обороны и пожарной охраны НКВД».

Характеристика на Владыкину Екатерину Даниловну, политрука санитарной дружины Кировского района г. Мурманска. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 58.

Характеристика на Владыкину Екатерину Даниловну, политрука санитарной дружины Кировского района г. Мурманска. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 58 об.

Характеристика на Герм Елизавету Ивановну, заместителя начальника санитарной дружины Кировского района г. Мурманска. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 69.

Характеристика на Герм Елизавету Ивановну, заместителя начальника санитарной дружины Кировского района г. Мурманска. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 69 об.

Характеристика на Гунину Марию Ивановну, нормировщика в системе НКРП. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 74.

Характеристика на Гунину Марию Ивановну, нормировщика в системе НКРП. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 74 об.

Характеристика на Русакову Людмилу Михайловну, командира санитарной дружины Кировского района г. Мурманска. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 142.

Характеристика на Русакову Людмилу Михайловну, командира санитарной дружины Кировского района г. Мурманска. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 218. Л. 142 об.

Докладная записка и.о. начальника штаба МПВО г. Мурманска о проделанной работе по МПВО г. Мурманска за два года войны. 3 августа 1943 г. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 233. Л. 17.

Докладная записка и.о. начальника штаба МПВО г. Мурманска о проделанной работе по МПВО г. Мурманска за два года войны. 3 августа 1943 г. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 233. Лл. 17 об - 18.

Докладная записка и.о. начальника штаба МПВО г. Мурманска о проделанной работе по МПВО г. Мурманска за два года войны. 3 августа 1943 г. ГАМО. Ф. П-1. Оп. 2. Д. 233. Лл. 18 об - 19.

Санитарная дружина Кировского района г. Мурманска. Во втором ряду в центре – Е.Д. Владыкина, политрук дружины. 1943 г. ГАМО. Ф. Р-992. Оп. 1. Д. 82. Л. 5 об.

Комсомолка Харитонова ведет кружок сандружинниц в госпитале. ГАМО. Ф. Р-996. Оп. 3. Д. 107.

Ул. Ленинградская. Мурманск. 1942 г. ГАМО. Ф. П-2393. Оп. 2. Д. 99. Л. 18.

 
100-let-arch
100-let-arch
Дорога памяти
100-let-arch