НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ СИСТЕМЫ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В МУРМАНСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГОДЫ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

 

Некоторые проблемы системы здравоохранения в Мурманской губернии

в годы новой экономической политики

Переход к новой экономической политике, произошедший в марте 1921 года по решению X съезда РКП(б), привел к большим изменениям в разных сферах жизни государства, общества, в том числе и в здравоохранении. Советская власть столкнулась с большими трудностями в решении вопросов организации системы здравоохранения. На Мурмане в 20-х годах ситуация осложнялась особенностями расположения края: удаленностью от центра страны, обособленностью населенных пунктов, трудностями сообщения между ними. Все эти факторы препятствовали своевременному оказанию медицинской помощи населению.

В то время в губернии наблюдалась острая нехватка врачей, медицинского персонала и благоустроенных помещений для оказания помощи пациентам. Из-за отсутствия специалистов такие медицинские услуги как стоматология, гинекология и родовспоможение население могло получить с трудом. Ситуация требовала неотложных и решительных мер по её исправлению. Заведующий отделом здравоохранения Мурманского уездисполкома сообщал в своем письме в Народный комиссариат здравоохранения СССР: «В г. Мурманске, в распоряжении здравотдела, имеются лишь два врача, один заведует лечебным подотделом и фарподом[1] здравотдела. Весь личный штат лечебного подотдела и фарпода представляет из себя только одного человека, а другой в городской больнице. В заразной больнице нет ни одного врача, ни лекпома, находящихся в ведении здравотдела, больницей заведует временно врач морведа[2], лекпом, работающий в ней временно, также морведа. В центральной амбулатории врача здравотдела нет, ею временно заведует врач военного ведомства, своего лекпома здравотдел в центральной амбулатории не имеет тоже, работающий в ней лекпом болен туберкулезом. Родильно-гинекологическое отделение городской больницы не имеет ни одного врача (даже и не специалиста). Кроме того, среди врачей города Мурманска нет ни одного специалиста акушера-гинеколога, нет ни одного врача хирурга [...], пациентов [...] приходится направлять для лечения за тысячу верст в город Петрозаводск или Петроград. [...] В городе Мурманске в ведении здравотдела имеется лишь один лекпом, вдобавок больной туберкулезом, фельдшериц-акушерок в ведении здравотдела было две, из коих одна только перенесшая сыпной тиф в данное время к работе не пригодна, так что на весь город имеется только одна фельдшерица-акушерка здравотдела, а роды бывают очень и очень часто[...]»[3].

Отчаянное положение дел было не только в столице региона, но и в волостях, из-за нехватки персонала медицинскую помощь населению мог оказывать человек, не имеющий к медицине отношения. Так, на заседании членов Кольско-Лопарского волисполкома 17.02.1924 рассматривалось «заявление зав. нотозерской школой Случановского с просьбой разрешить ему заняться оказанием населению медицинской помощи, т.к. население, не имея медицинской помощи, часто или прибегает к знахарству или же умирает без помощи. Случановский, имея практику, может заняться этой работой [без] ущерба школе», отмечалось, что «медицинская помощь населению Нотозера необходима, т.к. заболевший какой-либо болезнью должен ехать для лечения в г. Колу, отчего из-за несвоевременного оказания помощи может ухудшится здоровье заболевшего». В результате принято следующее постановление: «Принимая во внимание, что в виду отдаленности нотозерского сельского общества от центра волости, медицинская помощь больным не может оказываться своевременно, просить губздравотдел через губисполком о предоставлении права оказывать населению Нотозерского общества медицинскую помощь учителю Случановскому».[4]

Проблемы со снабжением продовольствием стали причиной эпидемии цинги, которая протекала очень тяжело, с высоким процентом летальных исходов. Как следствие тяжелых бытовых и трудовых условий, завшивленности населения, антисанитарного состояния населенных пунктов молниеносно распространялись инфекционные заболевания: сыпной и возвратный тиф, скарлатина, испанка, туберкулез. Врачи били тревогу, сообщали о росте заболеваемости в Москву и Петроград. В своей телеграмме заведующий губзравотделом Н.Г. Борисов и председатель Мургубисполкома И. Суханов извещали наркома здравоохранения Н.А. Семашко о бедственном положении: «Мурманская губерния и город Мурманск накануне сильной эпидемии тифа и испанки, могущей закрыть незамерзающий порт и остановить всю жизнь края. Борьба без экстренной помощи невозможна. Из врачей только два лекпома[5], сестер, санитаров тоже мало. Мои прежние вопли[6] о высылке к нам медработников реальных результатов еще не дали. Губернская больница, рассчитанная на 150 коек, имеет 260 больных и многие еще не приняты. Надо срочнее ее расширить, но для этого нет медперсонала. Причина повышения заболеваемости и смертности - сильный наплыв в Мурманск истощенных голодом разутых, раздетых рабочих Поволжья, приехавших с юга в суровые условия Мурманска. Жилищ для них нет. Зима ранняя. Голодные живут в теплушках, не приспособленных для жилья. Губздрав не имеет ни одной типовой больницы. Возможна эпидемия сыпного тифа»[7].

Скарлатина тоже была серьезной угрозой для жизни и здоровья северян. В рапорте старшего милиционера Новозерской волости Г. Дидриха начподотделу милиции г. Мурманска от 17.12.1924 описывается один из многочисленных случаев заболевания: «Доношу до вашего сведения в том, что прибыл в Нотозерскую волость 10 декабря вечером 11 числа. Получил сведения о том, что ходит сильный боль «скарлатина». Сообщаю Вам, что 16 числа не было никакой медицинской помощи или (лекарской), но слышно, что скоро приедет. Я вижу своими глазами, что помирают по 4 человека из семейства и в той же семье лежат 5 человек при смерти. Помощи оказать никакой не могу, в чем и подписываюсь»[8].

Из сложившейся эпидемиологической ситуации мурманские медики видели два выхода: вакцинация и улучшение санитарного состояния населенных пунктов. Для решения этих вопросов, по предложению Николая Георгиевича Борисова, возглавлявшего в тот период отдел здравоохранения Мурманского губернского исполкома, были созданы Чрезвычайные пятерки и тройки с широкими полномочиями. Постановления пятерок и троек были обязательны для выполнения всеми жителями Кольского края. Чтобы побудить граждан пройти вакцинацию от оспы, на заседании Чрезвычайной санитарной пятерки 19.11.1921 были разработаны соответствующие меры, о чем свидетельствует протокол заседания:

«Слушали: об обязательном оспопрививании.

Борисов говорит, что кроме возвратного и сыпного тифа участились случаи заболевания оспой. Оспенная кампания, проведенная здравотделом, прошла не вполне удовлетворительно.

Постановили:

Для предупреждения развития эпидемии оспы предложить заразотделу[9] еще раз произвести поголовное оспопрививание. Всем начальникам и заведующим учреждениями, под страхом их личной ответственности предложить не давать продовольствия служащим и рабочим, если они не предъявят удостоверение о привитии оспы. В тех учреждениях и заведениях, где при поверке обнаружатся случаи не прививки от оспы начальники и заведующие учреждениями и заведениями будут преданы суду трибуналу, как злостные распространители эпидемии оспы.

[...]

6. Слушали: о мобилизации медперсонала на борьбу с эпидемией.

Борисов указывает, что заболевают лица всех ведомств и советских учреждений и местного населения, а больницы есть только у здравотдела, но медперсонала у него только 3 врача, а потому борьба с эпидемией немыслима. Надо производить мобилизацию медперсонала всех ведомств.

Постановили:

Принимая во внимание наличие эпидемии в Мурманске и бедность медперсонала в здравотделе: всех врачей, лекпомов[10] и сестер находящихся в Мурманске в порядке срочности мобилизовать на борьбу с эпидемией и передать в распоряжение санэпидподотдела[11] Мургубздравотдела. Ни один врач, лекпом или сестра не имеют права отказываться от работ предложенных ему подотделом, если таковая связана с борьбой по эпидемии и от отлучаться из города Мурманска без разрешения санэпидподотдела [...]».[12]

В целях снижения роста заболеваемости возвратным и сыпным тифом, а также другими инфекциями решались вопросы улучшения санитарного состояния населенных пунктов. С этой целью на заседании Чрезвычайной санитарной тройки было разработано положение об уполномоченных домов и бараков зданий в санитарном отношении: «В виде наступающего весеннего времени и возможности появления острозаразных заболеваний в городе образована Чрезвычайная санитарная тройка. Цель и назначение которой -предупреждение заразных заболеваний и проведений медико-санитарных мероприятий против бича человечества - заразных болезней.

Для указания и проведения необходимых мероприятий в жизни и наблюдение за санитарным состоянием всего города и для немедленного обследования помещений, в коих могут появиться те или иные заболевания, и к скорейшему принятию мер, Чрезвычайной санитарной тройкой создана санитарная комиссия города в составе: врача, представителя жилищного отдела и представителя от гарнизона. Непосредственное проведение всех медико-санитарных мероприятий в жизнь и ознакомление с ними всего взрослого населения города Мурманска, Ч.С.Т.[13] возлагает на уполномоченных домов-бараков и комендантов зданий. Предлагается уполномоченным домов-бараков и комендантам зданий в трехдневный срок со дня опубликования настоящего положения зарегистрироваться в Исполкоме комитета № 13 от 15 до 16 ежедневно.

Обязанности уполномоченных домов-бараков и комендантов зданий в санитарном отношении:

1.     Иметь тесную связь с санитарной комиссией, которой и будут даваться те или иные указания и постановления для немедленного проведения их в жизнь.

2.     В санитарном отношении им подчинены все жильцы дома-барака, все его распоряжения, указания и постановления немедленно исполняются и приводятся в жизнь. В случае неисполнения, немедленно доводить до сведения санитарной комиссии, каковой и будут приняты самые решительные меры к пособникам и разносчиках заразы.

3.     Немедленно сообщать в санитарную комиссию обо всех случаях заболеваний живущих в домах-бараках и способствовать к отправке таковых в больницы.

4.     В случае производства дезинфекции оказывать полное содействие дезинфектору, не давая возможности скрыть вещи или помещения».[14]

Борьба за улучшение санитарного состояния населенных пунктов велась постоянно. В письме Георгия Васильевича Труевцева, возглавившего отдел здравоохранения в 1924 году, заведующему отделом коммунального хозяйства, говорится: «Уборка нечистот в Мурманске совершенно не организована. Так называемый ассенизационный обоз, состоящий из одной лошади и одного набочника[15], не может считаться средством для выборки нечистот. Благодаря этому санитарное состояние города крайне неудовлетворительно: все уличные (неразборчиво) переполнены и с наступлением весны дадут богатый материал для зловонных куч, которые затопят улицы Мурманска; уборные в жилых помещениях и учреждениях точно так же переполнены. Санитарный надзор не имеет возможности требовать от жильцов и заведующих зданиями очистки уборных, т.к. на все запросы получают однотипный ответ, что заявления в коммунальный отдел о высылке ассенизационной бочки давно сделано, но бочка не высылается. Такое положение вещей, очевидно, вполне соответствует действительности. [...]

Такое положение дел терпимо быть не может. Забота о санитарном благосостоянии города является не менее важной стороной деятельности коммунального хозяйства и должна быть поставлена на подобающую высоту. [...] В виду вышеизложенного, санитарно-эпидемический подотдел общего отдела ГИКа[16] настоятельно требуют, чтобы ассенизационный обоз Мурманского откомхоза[17] был доведен до 5 лошадей и 5 рабочих, чтобы уборные все были вычищены и в будущем уборка производилась своевременно».[18]

В ведении здравотдела исполкома был и приют для детей-сирот. О состоянии этого учреждения красноречиво рассказывают документы, например, ведомость к акту ревизионного обследования детского приюта в Коле от 10.05.1921: «При осмотре приюта в городе Коле обнаружены недостатки и дефекты, которые уездздравотделу надлежит устранить следующее:

1.

а) При осмотре детских спален, найдена температура ненормальная в 27° по Реомюру

б) на кроватях грязное белье, матрацы промочены насквозь и не просушиваются

в) нет клеенок для подстилки для детей

г) ночных горшков мало и имеющиеся стоят заполненными, не выносятся, атмосфера невозможна

д) на некоторых детях очень грязное белье.

Во всем вышеуказанном видна полная невнимательность сестры и заведующей приютом. Нужно принять самые решительные меры.

2.

а) Комнаты распределены нецелесообразно, детские спальни недостаточно обширны и детям приходится помещаться по двое на одной кровати, как между тем сестра и заведующая занимают довольно обширные комнаты. Требуется уплотнить соединить их для совместного жительства или же предоставить меньшие комнаты.

Ванная комната совсем не соответствует своему назначению, так как проходная и неустроенная, нет отводов из ванны для удаления грязной воды.

Полное отсутствие для детей игрушек.

Молоко часто доставляется кислое. Требуется устроить, чтобы молоко доставлялось прямо со скотного двора или же дать дойную корову. В кладовой приюта есть белье, которое перешивается на детское. Это бесцельность, трата материала. Требуется войти в соглашение с упродкомом или собезом и заменить готовое белье нешитым[19] материалом».[20]

В протоколе совещания комиссии реорганизации детдомов от 03.09.1925 отмечается  ненадлежащее состояние приюта: «3-го сентября 1925 года Комиссия осмотрела Дровянский детдом и признала неотложно необходимыми перевести его в другое место, так как при настоящих условиях детдом совершенно не соответствует своему назначению. Само здание детдома, как по площади и кубатуре, так и по расположению комнат, не дает возможности нормально заместить имеющихся в нем детей (до 63 чел). Дом требует капитального ремонта, но даже при самом лучшем ремонте условия жизни детей и работа, вследствие тесноты и скученности, будут совершенно ненормальны и недопустимы. Санитарно-гигиеническое состояние детдома на крайне низкой степени. В виду того, что перевод детдома в Мурманск в настоящее время не представляется возможным в виду отсутствия подходящего помещения, комиссия остановилась на переводе дровянского детдома в Колу».[21]

Материально-техническое состояние медучреждений было плачевным. Медперсонал трудился в тяжелых условиях: здания плохо отапливались, снабжение было недостаточным, из-за нехватки сотрудников работали в несколько смен, практически без отдыха. Для исправления ситуации проводились проверки состояния медучреждений, с целью выявить и устранить недостатки. В акте межведомственной комиссии от 16.01.1922 по обследованию бараков заразной больницы № 570, 571, и кухни при больнице, находящейся в бараке № 574, об определении годности к использованию в качестве заразной больницы было указано: «[...] Заразная больница помещается в двух бараках временного типа, поставленных на стульях[22], с дощатыми стенами без потолков, без забивки между стульями и без подсыпки землей.

Стены бараков не утеплены совершенно, так как пространство между досками не засыпано, полы износились настолько, что в случае ремонта потребовалась бы настилка новых полов, крыша барака имеет много трещин, сквозь которые свободно проходит наружный воздух. В ванной, например, часть пола выломана совершенно, а остальная часть представляет из себя полусгнившие доски, почему наблюдается постоянное замерзание и разрываение водопроводных труб. Все печи в бараках испорчены [...] Уборные вследствие их примитивного устройства загрязнены и слишком холодны. [...]

При всех вышеназванных условиях бараки не могут быть натоплены настолько, чтобы в них могла держаться средняя температура жилого помещения, даже при том условии, если бы печи топились круглые сутки, кроме того, при малейшем таянии снега с крыши в барак польется вода прямо на койки и больных.

Кухня, помещающаяся в бараке № 574, находится в таких же условиях, причем все плиты настолько испорчены, что требуют немедленной перекладки. [...]»[23]

В период НЭПа положение системы здравоохранения Мурманской губернии было бедственным. Заведующие здравотделом и коллектив врачей города Мурманска постоянно информировали Москву и Петроград о суровых условиях на Кольском севере и требовали улучшенного продовольственного снабжения, привлечения медицинского персонала, поставок стройматериалов, увеличения финансирования. Медики боролись за жизнь и здоровье граждан, улучшение санитарного состояния населенных пунктов, повышения качества жизни.



[1] Фармацевтический подотдел

[2] Морское ведомство

[3] ГАМО. Ф. Р-59. Оп .1. Л.4. В цитируемых документах сохранены оригинальные орфография и пунктуация.

[4] ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 131 . Л.169

[5] Лекарский помощник

[6] Так в документе

[7] ГАМО. Ф - 59. Оп. 1. Д. 16. Л. 84

[8] ГАМО. Ф-91. Оп. 1. Д. 40. Л. 17

[9] Отдел по борьбе с заразными болезнями

[10] Лекарский помощник

[11] Санитарно-эпидемиологический подотдел

[12] ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 2. Л. 8-8об.

[13] Чрезвычайная санитарная тройка

[14] ГАМО. Р-59.Оп.1. Д. 47. Л. 31.

[15] Ассенизатор, производит откачку нечистот из стационарных хранилищ с последующей утилизацией стоков.

[16] Губернский исполком

[17] Отдел коммунального хозяйства

[18] ГАМО. Ф. Р-91. Оп.1. Д.35. Л. 197-197 об.

[19] Так в документе

[20] ГАМО. Ф. Р-59. Оп. 1 Д. 51. Л. 86.

[21] ГАМО. Ф.Р-91. Оп. 1. Д. 132. Л. 96.

[22] Часть фундамента

[23] ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 12. Л.11.

 

ГАМО. Ф. Р-59.Оп. 1. Д. 47. Л. 70

ГАМО. Ф. Р-88. Оп. 1. Д. 107. Л. 33об.

ГАМО. Ф. Р-88. Оп. 1. Д. 107. Л. 33.

ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 2. Л. 135

ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 2. Л. 135об

ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 40. Л. 31

ГАМО. Ф. Р-91. Оп. 1. Д. 137. Л. 16

 
100-let-arch
100-let-arch
Дорога памяти
100-let-arch