«Книгу - в массы!» (библиотечное дело на Мурмане в 20-е гг. XX в.)
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

«Книгу - в массы!» (библиотечное дело на Мурмане в 20-е гг. XX в.)

Первые библиотеки появились на Мурмане при монастырях и храмах, выступавших центрами колонизации и просвещения Кольского полуострова. Со второй половины XIX века библиотеки в Кольском Заполярье  начинают создаваться при школах. Их небогатыми книжными фондами, состоящими в большинстве из учебников и учебных пособий, пользовалась и местные жители. Первые небольшие общественные библиотеки возникли в крае в начале XX века при поддержке Комитета попечительства о народной трезвости[1] в Коле, Александровске, Териберке и Печенге. Лишь в одной из них была читальня. За 1909 год во всех библиотеках и читальнях общества трезвости в Александровском уезде было зарегистрировано 11200 посещений, а постоянных читателей - 210 человек. Наблюдался и рост книжного фонда библиотек Кольского Заполярья, включая школьные. Общий фонд книг во всех министерских училищах Александровского уезда,[2] по оценке профессора И.Ф. Ушакова, на 1 января 1917 года составлял 18579 томов.[3]

Первая мировая война, Февральская и Октябрьские революции, последовавшие за ними Гражданская война и интервенция сначала остановили процесс создания новых библиотек в крае, а затем стали причиной разрушения только складывавшейся библиотечной системы Заполярья.

После окончания Гражданской войны и установления Советской власти на Мурмане началось упорядочение жизни  региона. В том числе и в библиотечном деле.

Одним из первых шагов новой власти была попытка создания библиотеки. Инициатива принадлежала бюро фракции коммунистов, которые в газете «Известия Мурманского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» от 4 марта 1920 года опубликовали обращение к населению о необходимости помочь в деле организации партийной библиотеки для общего ее использования всеми гражданами края. Состав литературы, которая должна была стать основой ее книжного фонда, был продиктован характером создаваемой библиотеки.  В обращении отмечалось, что вся социалистическая литература, находившаяся на руках у рабочих и которая могла стать поводом для ареста, была либо скрыта, либо уничтожена. «Пусть каждый из вас, имеющий у себя какую-нибудь литературу, предоставит ее в общее пользование всех граждан», - говорилось в обращении, - дружными и общими усилиями пойдемте вперед к просвещению и самосознанию, а книга есть лучший товарищ и верный спутник по пути нашего просвещения».[4]

Это обращение полностью соответствовало идеям «культурной революции», мероприятиям советской власти 1920-х годов, которые были призваны привести культурную жизнь общества в соответствие со стратегией строительства социализма. Проходившие под лозунгом «Книгу - в массы», они должны были коренным образом изменить задачи и содержание деятельности библиотек. Из простых просветительских учреждений библиотеки становились важным звеном в идеологической работе по воспитанию населения, выступавшего в качестве активного участника в планах по государственному и экономическому строительству советского государства.

Об этом свидетельствует  Положение о волостных отделах народного образования Народного комиссариата просвещения РСФСР от 11 марта 1920 года, в котором говорилось: «Для поднятия культурного уровня страны, вовлечения широких масс трудящихся в дело народного образования  и распространения среди них политической грамоты и просвещения ... Волостному отделу народного образования поручается: а) всяческое содействие в деле организации изб-читален, школ для взрослых, постоянных и передвижных библиотек...».[5] Библиотечная работа находилась в введении политико-просветительских отделов местных органов образования.

В 1920-х годах библиотеки на Мурмане существовали при различных учреждениях: школах, клубах, профсоюзах и других общественных организациях.

Обращение местных властей к проблемам состояния библиотек и библиотечного дела сразу после установления Советской власти на Мурмане было крайне своевременным, так как положение библиотек Кольского Заполярья после окончания Гражданской войны было плачевным. В своем докладе в Мурманский уездный отдел народного образования от 4 марта 1920 г. учительница Понойской школы I ступени[6] К. Петрова сообщала, что при школе имеется библиотека для внешкольного чтения, однако она настолько устарела, что ее срочно следует заменить новой.[7]

Государство уделяло большое внимание привлечению детского населения к работе с книгой, и школа здесь играла важную роль. Отсутствие финансовых возможностей, материально-технических условий оказывало на библиотечное дело в школах негативное влияние и не позволяло иметь библиотеку в каждом учебном заведении. Согласно ведомости Мурманского губоно от 14 февраля 1924 г. о количестве школ в губернии и библиотеках при них из 28 школ библиотеки были только  в 7.[8]

Среди школ, имевших библиотеки, были и такие, которые могли похвастаться неплохим книжным фондом. Примером может служить Варзужская школа I ступени, каталог[9] ученической библиотеки которой насчитывал более 938 наименований по географии, астрономии, геологии, медицине и другим наукам, а также Кузоменская школа I ступени, насчитывавшей в своей библиотеке 682 наименования книг. Согласно акту обследования Варзужской школьной библиотеки от 4 апреля 1925 года,[10] большинство изданий были дореволюционного времени и лишь несколько книг были изданы уже в советский период. По результатам обследования 116 наименований подлежали изъятию, как не отвечающие духу времени и могущие быть вредными для пролетарского читателя. Среди них были «Фауст» Гете, собрание сказок Андерсена, «Капитанская дочка» Пушкина.

К концу 1920-х годов остро встал вопрос об организации детской библиотеки в Мурманске. На заседании пленума секции народного образования при Мурманском горсовете 8 февраля 1928 года[11] отмечалось, что центральная библиотека должна обслуживать всех посетителей, а работа с детьми у работников библиотеки отнимает много времени. В то же время признавалась важность правильной постановки работы среди детей. Открытие детской библиотеки в Мурманске было насущной необходимостью, однако, по ряду причин постоянно откладывалось. Имелись сложности с доставкой детской литературы, отсутствовали квалифицированные кадры.[12] Несмотря на эти трудности, в конце 1929 года в Мурманской окружной центральной библиотеке был открыт детский отдел. Ежедневно его посещало более 150 человек, что было самым ярким доказательством симпатии и тяги к книге мурманской детворы.[13]

Большую работу по обеспечению жителей Кольского Заполярья книгами вели клубы в городах и избы-читальни в сельской местности. Они были в ту пору основными центрами культурной жизни на Мурмане. В 1920-х годах в Мурманске функционировало несколько клубов: железнодорожников им. Володарского,[14] клуб ОГПУ, водников и др. Все клубные учреждения находились в введении губполитпросвета[15]. При клубах и избах-читальнях имелись библиотеки. Отчеты этих учреждений дают живую картину состояния библиотечного дела в крае, позволяют выявить предпочтения читателей. Примером могут служить отчеты[16] клуба железнодорожников. На 1 декабря 1925 года число читателей в библиотеке клуба было 158 человек, за месяц оно увеличилось на 111 человек и на 1 января 1926 года составило 269 человек. Сведения о половозрастной структуре читателей, их социальном положении, уровне образования за период с ноября 1925 года по 1 апреля 1926 года приведены в таблицах ниже:

 

Таблица № 1: Распределение читателей библиотеки клуба железнодорожников по полу и возрасту

Отчетный период

По полу

По возрасту

Мужчины

Женщины

От 13 до 16 лет вкл.

От 17 до 22 вкл.

От 23 до 30 вкл.

Свыше 30 лет

Ноябрь-декабрь 1925 г.

 

200

 

69

 

52

 

68

 

88

 

61

Январь -март 1926 г.

 

270

 

118

 

66

 

96

 

138

 

88

 

Таблица № 2: Распределение читателей библиотеки клуба железнодорожников по социальному положению и уровню образования

Отчетный период

По социальному положению

По образованию

Рабочие

Служащие

Члены семьи

Учащиеся

Военные

Высшее

Среднее

Низшее

Ноябрь-декабрь 1925 г.

 

145

 

45

 

16

 

63

 

-

 

11

 

75

 

183

Январь -март 1926 г.

 

201

 

74

 

30

 

81

 

2

 

16

 

105

 

267

 

Отчеты клуба железнодорожников свидетельствуют о стабильно высоком интересе со стороны читателей к беллетристике. Среди авторов, чье творчество пользовалось наибольшим спросом, были Джек Лондон, Льюис Синклер, О. Генри.

К середине 1920-х годов на Мурмане назрела потребность в организации  библиотеки регионального уровня. На VI съезде Советов Мурманской губернии, проходившем в феврале 1926 года, была принята следующая резолюция: «Учитывая возрастающую  активность населения и повышение требований от  органов политпросвета, съезд поручает губисполкому закрепить сеть политпросветучреждений, обратив серьезное внимание на удовлетворение нужд населения подбором работников, снабжение литературой, создав в Мурманске фондовую библиотеку и краеведческий музей».[17] Мурманская губернская центральная библиотека (впоследствии окружная) начала свою работу с 1 августа 1926 г.[18] Ее штат состоял из 4 сотрудников: заведующего библиотекой, библиотекаря, помощника библиотекаря и уборщицы. С 1927 г. она занимала 2 помещения в Доме рыбака и оленевода.

В одном из первых докладов о работе центральной библиотеки от 25 ноября 1926 года подчеркивалось неудовлетворительное состояние оборудования, недостаточная укомплектованность некоторых разделов книжного фонда, недостаточная работа по привлечению детей и новых взрослых читателей и многое другое. Но отмечались и определенные успехи. Организация центральной губернской библиотеки сдвинула с мертвой точки дело создания библиотек-передвижек для обслуживания сельского населения Кольского Заполярья. Проблема стояла остро, так как стационарных сельских библиотек на Мурмане не было, а те, что имелись, находились при избах-читальнях и красных уголках, и не могли удовлетворить потребности всего сельского населения. Согласно отчету работало 10 библиотек-передвижек.

Постепенно улучшалась клубная работа при библиотеке, в частности, были открыты кружки Эсперанто и Друзей книги.[19] Общее количество книг в фондах библиотеки на 25 ноября 1926 года насчитывало 6000 экземпляров. Согласно акту ревизионной комиссии от 28 августа 1927 года книжный фонд составлял уже 7737 книг и продолжал активно пополняться каждый год. Читателями библиотеки на 26 ноября 1926 года было 287 человек, из них 107 человек - рабочие, 180 - служащие, домохозяйки, учащиеся.

Развитие библиотечного дела на Мурмане в 1920-х годах сталкивалось с множеством трудностей. Основными для библиотек Кольского Заполярья были трудности с помещениями и нехваткой квалифицированных кадров. Показательным был пример Мурманской центральной библиотеки, располагавшейся в 2 комнатах в Доме рыбака и оленевода, одну из которых использовали в качестве читальни. По свидетельству современников, из-за недостаточности помещений она в первый год работы больше напоминала склад, чем библиотеку. Впоследствии читальню центральной библиотеки планировалось отдать под детскую библиотеку, что опять ставило вопрос о нехватке помещений. К проблемам библиотеки добавлялось пьянство постояльцев Дома рыбака и оленевода, затруднявшее ее работу.[20]

Нехватка кадров на Мурмане была крайне острой. Следствием этого была загруженность имевшихся работников. В волостях избачи[21] выполняли работу библиотекаря, организатора политпросветработы среди населения. Кроме этого, часто имели нагрузку по партийной, комсомольской, кооперативной и профсоюзной линии. Это приводило к тому, что избачи просто не справлялись со своими непосредственными обязанностями. Волисполкомами отмечалась и слабая материальная заинтересованность людей, трудившихся в этой должности. В 1927 году зарплата избача была увеличена с 42 до 63 рублей.[22] Не лучше была ситуация с оплатой и в центральной библиотеке. На ноябрь 1929 года зарплата заведующего библиотекой составляла 140 рублей, библиотекаря - 90 рублей, помощника библиотекаря - 45 рублей. Низкое жалованье вынуждало брать на работу приезжавших на Мурман практикантов. За первые три года работы центральной библиотеки ни один ее сотрудник не прошел курсы повышения квалификации.[23]

14 августа 1930 года президиумом Мурманского окружного Совета профессиональных союзов были утверждены  предложения центральной смотровой комиссии по реорганизации библиотечной системы Мурманского округа. Они предусматривали меры для решения многих накопившихся в библиотечной отрасли Кольского Заполярья проблем. Планировалось создание единой библиотечной сети, предоставление нового помещения для центральной библиотеки и отдельного - для детской, увеличение финансирования библиотек на Мурмане, обеспечение библиотек квалифицированными сотрудниками и проведение переподготовки уже имеющихся кадров. Предполагалось создание сети районных библиотек и увеличение фонда передвижных библиотек с 1500 до 6000 книг.[24] Многие из этих предложений были частично реализованы в 1930-х годах.

Подводя итоги, стоит подчеркнуть, что становление библиотечного дела на Мурмане в 1920-х годах пришлось на непростой период  истории Кольского Заполярья и страны в целом. Окончание Гражданской войны и восстановление народного хозяйства, проведение Новой экономической политики и переход к плановому хозяйству, эти процессы оказывали большое влияние на библиотечное дело, определяли закономерности его развития в менявшихся социально-экономических условиях. В 1920-е годы возникли первые элементы фундамента будущей структуры библиотечной сети Мурманской области. Первым библиотечным работникам на Мурмане приходилось работать в трудных бытовых и материальных условиях. Несмотря на это, им удалось заложить основы библиотечного строительства в крае и сделать первые библиотеки Кольского Заполярья важным звеном новой советской культуры края.

Главный архивист

отдела НИиПАД                                                                                              М.А. Ершов

 

Статья в газете «Известия Мурманского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» «К организации библиотеки». Известия Мурманского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. - 1920. - 4 марта. - № 8. - С. 2.

Ведомость Мурманского губоно о количестве школ в губернии и библиотеках при них. 14 февраля 1924 г. ГАМО. Ф. Р-277. Оп. 1. Д. 1. Л. 15.

Акт обследования библиотеки клуба «Местран» и изъятия книг. 1 декабря 1925 г. ГАМО. Ф. Р-277. Оп. 1. Д. 7. Л. 1.

Список книг полученных Умбским волостным комитетом политпросвета от Мурманской губернской центральной библиотеки 8 ноября 1926 г. 23 марта 1927 г. ГАМО. Ф. Р-80. Оп. 1. Д. 115. Л. 102-103.

Акт ревизионной комиссии по проверке постановки библиотечного дела и отчетности в Мурманской городской (окружной) центральной библиотеке. 28 августа 1927 г. ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 2. Д. 121. Л. 9-10.

Удостоверение заведующего Мурманской городской (окружной) центральной библиотекой В.Т. Ушакова. 28 сентября 1927 г.

Письмо Мурманского окроно в президиум Мурманского окружного бюро профессиональных союзов о библиотечной работе среди детей. 30 декабря 1929 г. ГАМО. Р-165. Оп. 1. Д. 51. Л. 57.

Выводы и предложения центральной смотровой комиссии о состоянии библиотечной работы в Мурманском округе и Мурманске. 1930 г. ГАМО. Ф. Р-165. Оп. 1. Д. 51. Л. 3-4.

Статья в газете «Полярная правда» «Упорядочить библиотечную работу». Полярная правда. - 1931. - 25 октября. - № 139 (1438). - С. 3.

Петров Севериан Сергеевич, в 1926-1932 гг., библиотекарь, заведующий Мурманской окружной центральной библиотекой. 1963 г. ГАМО. Ф. Р-974. Оп. 8. Д. 1577. Л. 1.

 



[1] Попечительства о народной трезвости - государственно-общественные организации в Российской империи в 1895-1917, создававшиеся для ограждения населения от пьянства. Попечительства создавали и содержали благотворительные и культурно-просветительные учреждения. В введении попечительств в 1904 г. было 3606, в 1910 г. - 3915 библиотек.

[2] Александровский уезд - административно-территориальная единица Архангельской губернии Российской империи, затем РСФСР.

[3] Ушаков И.Ф. Кольская земля. - Мурманск, Кн. изд-во, 1972. С. 467, 470.

[4] Известия Мурманского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. - 1920. - 4 марта. - № 8. - С. 2.

[5] ГАМО. Ф. Р-55. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.

[6]Декретом ВЦИК РСФСР от 16 октября 1918 г., было утверждено «Положение о единой трудовой школе», Постановлением СНК РСФСР от 18 декабря 1923 г. был утвержден  устав единой трудовой школы. Школа разделялась на 2 ступени: I-я для детей от 8 до 12 лет (4-летний курс) и II-я - от 12 до 17 лет (5-летний курс).

[7] ГАМО. Ф. Р-55. Оп. 1. Д. 20. Л. 14 об.

[8] ГАМО. Ф. Р-277. Оп. 1. Д. 1. Л. 15.

[9] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 68. Л. 8-28 об.

[10] Там же, Л. 57.

[11] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 204. Л. 54.

[12] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 205. Л. 118, 121.

[13] ГАМО. Ф. Р-165. Оп. 1. Д. 51. Л. 57.

[14] В. Володарский (настоящее имя Моисей Маркович Гольдштейн) (1891-1918) - деятель российского революционного движения, марксист, политик, редактор. Убит в результате покушения 20 июня 1918 года.

[15] Губполитпросвет - подотдел политического просвещения отдела народного образования Мурманского губисполкома.

[16] ГАМО. Ф. р-90. Оп. 1. Д. 89. Л. 6 об, 7, 12 об, 13.

[17] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 151. Л. 43.

[18] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 93. Л. 26.

[19] Эсперанто - международный искусственный язык, созданный российским лингвистом и окулистом польского происхождения, Лазарем Марковичем Заменгофом в 1887 году.

[20] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 205. Л. 118.

[21] Избач - культурно-просветительный работник в деревне, заведующий избой-читальней.

[22] ГАМО. Ф. Р-88. Оп. 1. Д. 257. Л. 284.

[23] ГАМО. Ф. Р-90. Оп. 1. Д. 205. Л. 121.

[24] ГАМО. Ф. Р-165. Оп. 1. Д. 51. Л. 18.

 
Дорога памяти
Решаем вместе
Есть предложения по улучшению социальной сферы, повышению эффективности служб занятости или другие вопросы?
100-let-arch