«СЕВЕР ПОМНИТ: ВОСПОМИНАНИЯ УЧАСТНИКОВ ОБОРОНЫ ЗАПОЛЯРЬЯ И МУРМАНЧАН-УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ»
 

Государственный Архив Мурманской области

Experientia est optima magistra

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

r996-3-042«Север помнит: воспоминания участников обороны Заполярья и мурманчан-участников Великой Отечественной войны»

К 75-летию Победы в Великой Отечественной войне Государственный архив Мурманской области открывает новую рубрику - «Север помнит: воспоминания участников обороны Заполярья и мурманчан-участников Великой Отечественной войны». В ней будут публиковаться документы военного времени и послевоенной поры - воспоминания, письма, фотографии. И пусть свидетельства тех грозных и страшных лет помогут нам сегодня ярче осознать величие подвига и мужества предков, напомнят, что вместе мы можем пройти через любые испытания судьбы.

Первая публикация в этой рубрике представляет собой воспоминания генерал-лейтенанта артиллерии запаса, участника обороны полуострова Рыбачий Якова Дмитриевича Скробова, составленные в форме очерка.

Я.Д. Скробов - советский военачальник, в 1941 году командовавший сводной батареей и 1-м дивизионом 104-го пушечно-артиллерийского полка, дислоцировавшегося на полуострове Рыбачий.


ПЕРВЫЙ НАД РЫБАЧЬИМ

г. Ленинград                                                                                                                       26 февраля 1977 г.

 

День 12-го июля 1941 года на Рыбачьем был на редкость погожим и теплым. Нежно голубело бездонное небо.  Яркое, по-настоящему летнее солнце ласкало тундру, до пота пропаривало бойцов, многие месяцы не снимавших позатасканные шинели. Непривычно мирное Баренцево море переливалось солнечными бликами, точно расплавленное золото.  На просторной тундре островками зеленела тощая травка, бисером рассыпалась листва карликовых березок.

Все это казалось мирным, сугубо далеким от войны, преисполненным жаждой жизни. Но война и смерть были совсем рядом. На перешейке полуострова Средний шел ожесточенный бой, рыбачинцы отражали яростные атаки горных егерей. Воздух вспарывали пулеметные и автоматные очереди. Частым перестуком разговаривали винтовки. Глухо бухали ручные гранаты, сажая в боевых порядках врага клубки седого дыма, перемешанного с осколками.  Весенним громом раскатывались по сопкам залпы пушек и гаубиц. На перешейке Муста-Тунтури трескуче рвались снаряды и мины, смерчем закручивая черный дым разрывов. Война насыщалась человеческой кровью.

Около одиннадцати часов дня внимание личного состава моего НП[1] на горе Рока-Пахта привлек многоголосый рокот авиационных моторов. Над Мотовским заливом мы увидели семерку фашистских одномоторных бомбардировщиков «Юнкерс-87», летевших строем «пеленг»[2], курсом на северо-восток.

- Наверное опять на Эйну[3], - подавленно сказал кто-то из разведчиков.

- Куда же еще, раз корабль туда пришел? - отозвался старший разведчик Механошин.

Действительно вражеские самолеты повернули немного вправо и прямым ходом пошли на Эйну.

- Сейчас дадут жизни!.. Даду-у-ут...хоть бы зенитка какая была... Где ее взять зенитку то?.. -тихо переговаривались между собою бойцы.

Головной «Юнкерс» свалился на нас для пикирования.

- Пошел, - тихо сказал кто-то из бойцов.

Но что это?! Самолет вдруг загорелся и, оставляя за собою шлейф дыма, круто пошел вниз. Летчики покинули горящий самолет на парашютах. Остальные «Юнкерсы» немедленно отвернули от боевого курса, сбросили бомбы в Мотовский залив и улетели восвояси.

Мои бойцы ликовали!

- Ловко его чертонули[4]Как спичка вспыхнул... Остальные-то с перепугу наутек! - перебивая друг друга, рассказывали впечатления разведчики и связисты.

Это был первый фашистский самолет, сбитый над Рыбачьим.

Кто ж его сбил? Позднее стало известно, чтосамолет сбил какой-то солдат из пулемета. Ходили слухи будто бы летчик сбитого самолета известный фашистский ас, награжденный железными крестами «За отличия» при бомбардировке мирного населения Польши и Англии. Да, это было так!

Этот разбойник со свастикой нациста нашел свой бесславный конец в Советском Заполярье от меткой пули солдата-рыбачинца.

Прошло 35 с лишним лет с того памятного дня и вот теперь стали известны подробности уничтожения этого фашистского стервятника. Их мне рассказали бывший помпотех[5] 104-го артполка, подполковник в отставке Анатолий Семенович Кононов и военфельдшер того же полка Анфиса Ивановна Рожкова.

А.С. Кононов, в то время начальник автомастерской 104-го артполка, с личным составом мастерской вечером 11-го июля на пароходе «Ястреб» прибыл в Эйну. Выгрузились. На Анатолия Семеновича тяжелое впечатление произвели последствия недавних бомбардировок: разбитые строения и техника, множество огромных воронок, изуродованные трупы лошадей... Погода была летная, светило незаходящее солнце, слегка лазурное небо было безоблачным. У ветхого причала разгружался «Ястреб». «Могут прилететь фашисты», - подумал Кононов и в раздумьях сказал подчиненным:

- Хоть бы какой пулеметишко поставить на прикрытие от стервятников, да где ж его взять?

- Товарищ воентехник! - обратился токарь ремонтной летучки, рядовой Горлов, - у нас в летучке есть ручной пулемет Дегтярева (РПД) и три диска, только патронов нет.

Принесли пулемет и диски. Кононов посмотрел пулемет - исправен. Где же взять патроны? Недалеко стояли два неисправных истребителя «И-15». Они 22-го июня совершили на Рыбачьем вынужденную посадку и теперь были доставлены в Эйну для отправки в Мурманск. Кононов с бойцами направился к самолетам. В них оказались пулеметные ленты, снаряженные патронами с бронебойно-зажигательными пулями. Вот этими-то патронами авторемонтники и снарядили РПД.

- Кто может стрелять из пулемета? - спросил  Кононов бойцов.

- Я умею!.. приходилось...- ответил Горлов.

Кононов приказал Горлову занять позицию на горе западного берега губы Эйна и в случае налета фашистских самолетов отбивать их пулеметным огнем, что Горлов и исполнил.

Стрельба Горлова по фашистским стервятникам была на редкость удачной. Главаря он поджег первой же очередью. Объятый пламенем «Юнкерс» упал в губу Эйна. На нее же опустились на парашютах и летчики.

- Их было двое, - вспоминает Анфиса Ивановна Рожкова, - молодой-то сразу сдался и был поднят нашими бойцами в шлюпку. А главарь не хотел сдаваться - уплывал от шлюпки, увертывался, но взяли и его.

Летчик - главарь был обгоревшим, так как долго не покидал самолет, пытался его спасти. Первую медицинскую помощь ему оказывала Анфиса Ивановна.

- Такой долг медика! - улыбнувшись своей милой улыбкой говорит она, - хотя в душе этого бандита я готова была задушить.

Когда Анфиса Ивановна спросила фашистского летчика, почему он не хотел сдаваться в плен, тот достал из кармана размокшую фотографию жены и детей и стал объяснять, что за сдачу в плен его семью будут преследовать.

- Тогда я сказала ему, - вспоминает Анфиса Ивановна, - своих детей жалеешь. Зачем же ты убиваешь наших женщин и детей? Ведь вы же бомбили пароходы, на которых эвакуировались с Рыбачьего женщины и дети. Фашист опустил свои бандитские глаза и ничего мне не ответил.

Сбитие первого фашистского самолета огнем стрелкового оружия имело огромное значение. Дело в том, что рыбачинцы в то время переживали болезнь самолетобоязни, которая усиливалась тем, что фашистская авиация безраздельно господствовала в небе Рыбачьего. Самолеты дерзко и нагло атаковали объекты и цели рыбачинцев, часто гонялись за отдельными бойцами. Теперь же рыбачинцы убедились, что стрелковое оружие - сила и стали широко применять его при отражении налетов фашистских стервятников.

Такова история уничтожения первого фашистского самолета над Рыбачьим. Она примечательна тем, что в ней отразились замечательные качества советских воинов, такие как инициатива, находчивость, сметка. Ведь Кононову никто не приказывал организовать отражение налета вражеских самолетов на Эйну. Это его инициатива, дополненная солдатской находчивостью и сметкой.

Какова же судьба участников этих теперь уже исторических событий? Анатолий Семенович Кононов живет в Ленинграде, активно участвует в работе общественных организаций своего микрорайона. Анфиса Ивановна Рожкова тоже живет в городе Ленина, продолжает трудиться в одной из клиник военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, принимает активное участие в общественной работе. К сожалению пока неизвестно, где находится меткий стрелок рядовой Горлов. Возможно, на эту статью откликнется и он.

Генерал-лейтенант артиллерии                                                                                                       Я. Скробов

 

ГАМО. Ф. Р-413. Оп. 1. Д. 65. ЛЛ. 53-60. Подлинник. Рукопись.

 

 



[1] НП - наблюдательный пункт

[2]Пеленг - строй или боевой порядок, при котором самолеты или их звенья строятся друг за другом под углом, уступами

[3]Губа Эйна - залив южного берега полуострова Рыбачий.

[4] Так в тексте.

[5]Помпотех - помощник командира по технической части.

r996-3-094

Ф. Р996, Оп.3, Д.94 ГОКУ ГАМО Сбитый немецкий самолет в 1941 г. на Мурманском направлении

 

r1310-10373

 

Ф. Р1310, Оп.10, Д.10373 ГОКУ ГАМО Мурманская область. Фашистский самолет "Мессершмидт-109", сбитый в воздушном

 

r996-3-096

 

Ф. Р996, Оп.3, Д.96 ГОКУ ГАМО Мурманская область, полуостров Рыбачий. В перерыве между боями

 

r996-3-042

Ф. Р996, Оп.3, Д.42 ГОКУ ГАМО П-в Рыбачий, Мемориал защитникам Рыбачьего в годы Великой Отечественной войны

 

МУРМАНСКАЯ ОБЛАСТЬ: НАЧАЛО ПУТИ В ОБЪЕКТИВЕ ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ И ФАКТОВ
P-75
prikaz-MMP-2
saam_baner
Архивное дело на Мурмане
VFbaner
kolonist
Logo
Кино-Мурман
Гагарин и Мурман
«Мурманск и мурманчане 1970-х – 1980-х гг.